Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


АНДРЕЙ И
«ИСКАТЕЛЬ», «БОЕЦ», «ПИЛОТ», ВОДОЛАЗ, ДАЙВЕР

В 1983 г. окончил Московский авиационный институт по специальности «Системы информации». До 1986 г. занимался подводными съемками для телевизионной программы «Клуб кинопутешественников», а также работал подводным археологом. Действительный член Географического общества СССР.

В 1990 г. окончил с отличием режиссерское отделение ВГИКа (мастерская Б.А. Альтшуллера). Снял более 30 рекламных роликов. Рекламный фильм «Русские меха» отмечен специальным призом за режиссуру и призом зрительских симпатий на международном конкурсе рекламных фильмов «Видео-92» Европейского фонда ЭПИКА ЭВОРДЗ.

Автор изобразительной стилистики и оператор-постановщик фильма-балета «Саломея» Аллы Сигаловой, номинанта Каннского фестиваля 1992 г. среди музыкальных фильмов.

Выступил оператором-постановщиком художественного фильма «Грааль» режиссера Марион Йерендорф.

Автор предвыборного музыкального клипа «Наш Дом Россия» в 1994 г.

Автор сценария и постановщик экспериментального фильма «Конструктор красного цвета», завоевавшего приз издательства «Вагриус» на Ялтинском кинофоруме 1994 г. за сценарную работу, и художественного фильма «Научная секция пилотов», получившего приз за изобразительное решение, специальный приз прессы на фестивале «Киношок-96». «Ника-96» за операторскую работу.

Художественный руководитель, режиссер-постановщик телешоу «Перехват» (канал НТВ), номинированного на ТЭФИ-98, ЭММИ-98. Разработал технологии специальных съемок на большой скорости.

Автор идеи и режиссер-постановщик программы экшн-шоу «Телеспецназ» (вместе с Николаем Фоменко, канал НТВ).

Автор сценария художественного фильма «Храм». Победитель Федерального президентского тендера на лучший сценарий художественного фильма о президентских выборах 2000 г.

Руководитель Службы репортажей специального назначения, ведущий программы телекомпании «Телевидение специального назначения» (канал РТР). Разработка технологии подводных съемок в закрытых объектах, специальных высотных съемок на парапланах.

С 2002 г. - ведущий программы Первого канала «Искатели».

DT. Андрей, тебя многие знают как ведущего программы «Искатели», как актера, снимавшегося в сериале «Боец» и других, как режиссера фильма «Научная секция пилотов», но мало кто слышал о тебе как о водолазе и дайвере. Поэтому мне хотелось бы именно с этого начать. Какими судьбами ты стал водолазом?

АИ. В июне этого года исполнилось 30 лет моему водолазному стажу. В 1977 году меня призвали на срочную службу в армию, и я попал в водолазы. Мне это занятие очень нравилось. Сейчас кажется, что самые яркие моменты своей жизни я прожил именно тогда. Несмотря на то, что три раза тонул. Вернее, следует сказать, что три раза я утонул - это когда ты теряешь сознание в воде и тебя приводят в чувство уже на поверхности.

DT. И какое из этих трех незаконченных путешествий с Хароном запомнилось больше всего?

АИ. Самый яркий случай как раз не был связан со службой в армии. Это произошло в 1982 году, я тогда уже работал в подводной археологии. Была в то время экспедиция «Комсомольской правды», которая занималась поисками следов добычи Наполеона. Ведь он вывез из Москвы огромное количество сокровищ, которые потерялись по дороге. Я тогда сменил на посту руководителя водолазных работ знаменитого Станислава Прапора. Это человек-легенда. Я его очень уважаю. Но он к тому времени уже немножечко постарел, и ему самому нырять было тяжело.

Тогда основным районом наших поисков было Семлевское озеро, так как Наполеон упоминал об этом в своих дневниках. Хотя потом мы искали и в других местах. И, кстати говоря, практически нашли. Правда, сейчас все работы застопорились, потому что это территория Белоруссии. А Белоруссия и сама не работает, и другим не дает, что вполне понятно: у них сейчас нет ни

средств, ни сил, ни профессионалов высокого уровня - ведь работа эта очень специфическая.

В чем заключалась суть нашей работы? Возможно, это будет интересно людям, которые занимаются дайвингом. А то ведь, на мой взгляд, дайвинг сейчас стал какой-то гламурный - нырнул в чистой теплой воде, плаваешь себе, видишь всякие красивые вещи. Это относится даже к технодайвингу - несмотря на все пересчеты декомпрессионные, ты все равно работаешь в комфортных условиях.

Семлевское озеро - это, собственно говоря, болото. С тяжелейшими усилиями к нему прорубили просеку, положили гать и пригнали экскаватор. Приборными методами определили место, где, возможно, лежат сокровища, и глубину - где-то 20 метров. Экскаватор взрыл жижу в болоте. Мы подошли ближе - Прапор, я и еще двое молоденьких парней с нами были. Из жижи торчат куски бревен. И непонятно, как нырять - это же не вода, а грязь. Значит, совершенно другая плотность, и другие должны быть декомпрессионные таблицы. Надо пересчитывать. Но компьютеров ведь тогда не было. Зато у меня с собой был такой зелененький, как сейчас помню, «Справочник водолаза». Все-таки старые справочники классные были. Глубину мы примерно подсчитали - как сказал экскаваторщик, где-то 12-15 метров. И неизвестно, сколько там нужно находиться. Но у нас такой порыв был! Дорогу сделали, экскаватор все взрыл: А там, внизу, лежат сокровища. Надо только кому-то нырнуть и достать их. Это боевое задание досталось мне, и один человек наверху страхующий. Я был в «Садко» и с обычным аквалангом АВМ 1М. Ласты не надевал - понимал, что они не нужны.

Полез. Вот одно бревно - ползу по нему, чувствую, другое бревно, ниже, - дальше ползу по нему, и так до самого дна. А бревна эти все время двигались. Сейчас, естественно, понимаю, что это было безумием. Глубина где-то 12 метров, по концу мы друг другу команды отдаем - и по тому, как эти команды отдавались, я понимал, что бревна свою работу сделали: конец не напрямую идет, он завертелся вокруг бревен. Честно скажу, страшно было безумно. Я пробую дно и понимаю, что ящиков с золотом нет.

DT. Как ты передвигался по дну?

АИ. Я ползал. У меня был большой перегруз - я так специально сделал, потому что плавать там можно только условно. Поползал, ящиков не обнаружил. Понимаю: надо подниматься - путь наверх неблизок и тернист. И в этот момент чувствую, что дышать нечем. Дайверы меня поймут, каково это. Делаешь один вдох, второй вдох получается хуже, а третьего вообще нет. Я начинаю судорожно дергать страховочный конец, ползу вверх, как в мультипликационном фильме, быстрее, быстрее, головой бьюсь об эти бревна, а они совсем перепутались, и: И все. Через какие-то секунды я отключаюсь и прихожу в себя только на поверхности. Лежу, вижу небо и слышу, что дышу как-то странно, не по-человечески. Понимаю, что меня все-таки достали. Кто-то нырял за мной. Как потом выяснилось, отказал легочник - попал кусок торфа и мембрана перестала работать. Сначала первый контур, потом и второй. Прекратилась подача воздуха. Кислородное голодание:

DT. Я слышал, что во время поисков «клада Наполеона» была разработана уникальная технология поиска?

АИ. Да, уникальная технология была тогда освоена. Главная сложность для любого кладоискателя - это то, что сначала идет 5 метров воды, а потом, допустим, 10, 12, 15, 17, 20 метров ила, а под всем этим часто еще вода. Очень сложный вариант. Тогда мы и разработали технологию, как прорезать этот ил. Первая шахта у нас была на Семлевском озере. Мы действовали с помощью насосной машины, отслеживая результат по гидромонитору. По сути, это водяная струя, и водолаз, держа насосную машину, как пулемет, медленно погружается. То, что размывается, подается наружу с помощью шланга типа канализационного. Мне сейчас стыдно сказать, но первую шахту на три-четыре метра мы рыли два месяца. Скорее, технологию отрабатывали. Понятно, что реактивная струя выталкивает тебя наружу, ты не можешь удержаться, не понимаешь, в какую сторону двигаться, не можешь правильно определить соотношение направляющей струи и отсасывающей. Кстати, Семлевская эпопея закончилась тем, что мы нашли все-таки золото, правда, природное. Мы достали этот камень и отправили в пробирную палату. Там нам выдали 12 граммов на тонну - это уровень содержания магаданских разработок. Мы, правда, искали другое золото...

После этого, много лет спустя, у нас был марш-бросок (я именно так это называю) в Белоруссию на озеро Стоячее. У меня уже была нормальная водолазная группа профессионалов, которых я научил. Работу организовали посменно, шла она круглосуточно. У нас был военный понтон - мы заранее определили точки. Глубины здесь уже были 17-19 метров. За пятичасовую смену мы рыли по три-четыре шахты. Тут важно было успеть быстро пройти вниз, прорезая ил, - если идти медленно, шахта сверху может схлопнуться. Дошел до нужной глубины, потыкал вокруг, пока сверху шахта не схлопнулась, и сигнал даешь - тебя достают. Потом понтон немножко передвигается, и в трех метрах от этой шахты следующая шахта роется. Так мы нарезали несколько кусков, но, оказалось, ошибка была в разметке. Кстати, с нами была еще группа студентов-археологов. Они на берегу увидели какую-то конструкцию, уже заваленную землей, раскопали ее - это была старая каплица, часовня белорусская. И в этой часовне нашли пуговицу, как потом определили специалисты, наполеоновской гвардии. То, что здесь французы были, это уже однозначно. И я совершенно уверен, что в озере что-то есть. Но, повторюсь, сейчас Белоруссия - другое государство, и нас оттуда попросили. Не хватило буквально пяти-шести дней, чтобы передвинуть понтон и рыть в том месте, где надо.

DT. А какое направление в дайвинге тебе ближе всего по духу?

АИ. Вообще мне лично очень близки кейв-дайверы. Почему? Моя основная работа была связана с ситуацией, когда ты не видишь ничего. В какой-то момент я понял, что развивается некое шестое чувство. Я и сейчас, если вода мутная, то есть что-то видно, но недалеко, всегда закрываю глаза, - сразу начинаешь чувствовать вокруг метра три. На ощупь работаешь очень активно и, главное, комфортно. А с открытыми глазами ничего не видишь и не чувствуешь.

И еще я с уважением отношусь к «народным умельцам». Я встретился с этой публикой на известном всем озере Вад - мы по своей теме ныряли. Так вот там под водой я увидел совершенно непонятное существо, это словно ты на Марсе встречаешь лунатика. Плывет на меня человек с двумя старыми баллонами, вообще непонятно откуда взятыми, все там так прикручено-перекручено. Легочник у него был чуть ли не от старой «Украины». Костюм - некий переходной вариант между «Садко» и ГК СВУ. Но больше всего меня потрясло то, что на голове - такая обтягивающая резинка, в ГК были такие. И маска старая, которая не к лицу притягивалась, а к резинке. Очень странно, это же влияет на продув, на другие физиологические моменты: А потом вообще выяснилось, что это женщина. Мы разговорились, я пришел к ним в лагерь и понял, что эти люди - маргиналы. Я в хорошем смысле, потому что это люди, которые все клеят своими руками и работают, работают, работают. Мы-то, собственно говоря, нырнули и вынырнули, а они-то дальше туда лазили:

В этой связи хочу рассказать об одном легендарном человеке, которого я как-то раз вытащил живым из воды. Это знаменитый Гена Лаптев. Еще были советские времена, и вот он мне и говорит:

- Ты знаешь, старик, ведь все золото лежит глубже 60 метров.

- Допустим. И что? - отвечаю я.

- С аквалангом мы туда не нырнем.

- И?

- Нужен криоланг.

- А где его взять, этот криоланг?

Если помнишь, в 1990-х годах в России были опыты с криолангами, подводными дыхательными аппаратами на жидких компонентах. Они не очень удались.

Так вот Гена и выдает:

- Так у меня есть.

- Как есть?

- Да, есть. И его надо испытать. Ты поможешь мне?

- Конечно, помогу, - откликнулся я.

Мне было просто любопытно, что за криоланг такой, откуда он вообще возник. И мы поехали с ним на озеро Белое - это то, которое от Спас-Клепиков на север, самое глубокое и удивительно прозрачное.

Когда приехали и я увидел эту его конструкцию, то совершенно обалдел. Такое впечатление, что он себе «Запорожец» на спину повесил. Еще у него был сосуд Дюара, в котором он смесь составлял. Когда он туда внутрь что-то заливал, у меня возникало впечатление, что я смотрю какой-то фантастический фильм. Была у него грязная мятая бумажка с какими-то таблицами, и он по ней свою смесь составлял буквально, например, доливал жидкий азот. Я на все это смотрю и говорю: - Гена, ты вообще в своем уме? Ты понимаешь, что с точки зрения парциального давления, когда ты здесь дышишь, это еще ничего, но там-то, внизу, доли процентов составляющих газов играют роль.

- Ну, вот сейчас мы это и проверим, - отвечает он.

DT. Ты тоже нырял на этой смеси?

АИ. Нет, конечно. У меня по тем временам было обычное оборудование. А Гена спускался, словно шахтер, перебирая руками по ходовому концу, а на спине у него, как я уже сказал, «Запорожец» висел. И вот где-то на двадцати метрах я вижу, как он руки отбрасывает и, как в кино «Бездна», начинает падать вниз. Я, собственно, для этого и был рядом - подхватил его, потащил наверх.

DT. Вместе с «Запорожцем»?

АИ. Ну да. Эту конструкцию отстегнуть невозможно - все прошито какой-то даже не суровой ниткой. Не знаю, зачем это сделано. Такое впечатление было, что это у него катапульта какая-то. Славу Богу, мы его откачали. Но на этом он не успокоился.

В 1986 году мы участвовали в работах, связанных с гибелью «Адмирала Нахимова». Гена поехал с этим своим «Запорожцем». Представляешь, поезд «Москва - Новороссийск» и сосуд Дюара. Проводник спрашивает: «А чего это у вас там дымится?» Мы: «Ничего, не беспокойтесь, это у нас самогон». Гену, конечно, нырять с этой конструкцией не пустили. Остановили уже на палубе, когда он стал все это разливать. В очередной раз пролился азот, все задымилось: «Нет, знаете, это вы будете пробовать в другом месте», - сказали ему.

DT. Вернемся к твоей биографии. После армии ты поступил в МАИ. Там ты дайвингом занимался?

АИ. Я занимался подводным плаванием. У меня была книжка спортсмена-подводника.

DT. На АВМах ты начал нырять в армии или уже в институте?

АИ. Конечно, в армии. Мы работали на всех существовавших тогда системах. В дальнейшем я больше работал не с АВМ-1М, а с АВМ-3. И еще на таком шланговом варианте, похожем на АВМ-3, - к тебе шланг идет, и ты дышишь за счет шланга, а в случае аварийного всплытия переключаешься на баллоны, которые у тебя за спиной. Сейчас, наверное, дайверам непонятно, как можно плавать без компенсатора плавучести, без второй дополнительной системы, которая может тебя спасти. Тогда же этого всего не было. Использовали в качестве компенсатора, скажем, обычные военные спасательные жилеты - такие оранжевые, авиационные. Под себя как-то подгоняли, и те же функции они и выполняли. Сейчас существуют такие маленькие баллончики, очень удобные и хорошие, - для дополнительного источника воздуха, а мы пользовались баллончиками из-под кислорода, медицинскими. Были такие синего цвета. На них накручивали редуктор, на который вешали легочник от «Украины», делали карман, в кармане находился второй маленький акваланг на случай, если что-то произойдет.

У меня в то время была своя школа одиночек-кладоискателей, и я всех своих учеников настраивал, что можно рассчитывать только на самого себя, потому что все эти стандартные методы обеспечения, они совершенно не работали. Даже когда я утонул, меня спасли случайно. Ведь как обычно бывает. Идет человек в воду, а второй, страхующий, сидит наверху, ждет - вдруг у тебя что-то там произойдет. А что может произойти? Перестанет поступать воздух. Можно посчитать то количество секунд, пока человек остается жив. А теперь параллельно давайте считать, сколько времени нужно страхующему на спасение. Хорошо, если у него хоть акваланг надет. А как правило, он лежит рядом. Снизу подводник дергает три раза, да уже и не три - он просто дергает без конца, потому что у него воздуха нет. А этот сверху начинает надевать акваланг, подгонять пояс, потом он прыгает в воду, а сухой костюм, чтобы обжать - это целая история:

Так что все люди, которые практически работали, никто никогда не рассчитывал на какую-то помощь. Все они одиночки.

DT. Спасение утопающего - дело рук самого утопающего.

АИ. Конечно. Поэтому если ты работаешь серьезно на нормальной глубине или в сложных условиях кейв-дайвинга, ты заранее отвешиваешься - повесил один аппаратик, вынырнул:

DT. Андрей, делая для Первого канала программу «Искатели», ты ездишь по всей стране, да и по миру. Попадались необычные, интересные для погружения места?

АИ. Да, я для себя отмечаю какие-то места - не просто уникальные, а суперуникальные с точки зрения дайвинга. Одно из таких мест - это Чудское озеро, где происходило Ледовое побоище. Там никто не ныряет по одной простой причине - это погранзона, сейчас граница с Эстонией. Нырять запрещено. А потом, там абсолютно мутная вода. Летом, как в Лене, вода коричневая, прозрачность ноль. Когда мы плавали на пограничном корабле над тем местом, где псы-рыцари погибли, я вспомнил фильм Эйзенштейна «Александр Невский» и посмеялся: глупость какая-то, какая прорубь, как это все могло быть? А мне пограничник говорит: «Вы, Андрей Федорович, зря так думаете. Это у нас такой Бермудский треугольник. Тут никогда вода не покрывается льдом, какие бы ни были морозы. Знаете, сколько местных рыбаков на «Буранах» утонуло. Я здесь 20 лет служу, и каждый год обязательно кто-то гибнет. Едут нормально на «Буране» по льду, и вдруг бах - прорубь. Можете себе представить, сколько там всего лежит!»

DT. Мне известно, что ты хорошо знаешь и любишь Якутию. А приходилось там нырять?

АИ. Мне посчастливилось три года назад нырять там на знаменитом озере Лабынкыр. Я считаю, что это такая Мекка для дайверов всего мира. Это высокогорье, недалеко от Оймякона. Помните, знаменитое лабынкырское чудовище, типа Несси?

Там до меня, по-моему, была лишь одна подводная экспедиция. Да и то они только один акваланг привезли, нырнули, отдышали и вынырнули.

На Лабынкыре психологически очень тяжело. Местные жители боятся этого озера. Хотя и рыбачат на нем, но вечером близко к воде не подходят. Они показывали нам сети, в которых дырка огромных размеров. Ее трогаешь, эту сеть, и понимаешь, что мальма, гольцы местные так прорвать не могли. Вот и думаешь: что же это должен быть за организм, который сделал такую дырку? Мы снимали там программу «Искатели». Тогда еще со мной работала моя покойная жена, она была оператором подводного робота.

DT. Вы даже подводный робот использовали? А какой?

АИ. «Гном», он работает до 150 метров, но мы его использовали только до 80 метров. Он в принципе нам очень помог. Хотя мы его чуть было не утопили. Там есть такие трещины, и, естественно, дрейф какой-то от ветра происходит. А робот проводной, и у нас провод зацепился за край трещины, мы его еле выдернули. Но вообще с этим озером была сплошная мистика. Со мной работали местные эмчеэсовцы, профессионалы-водолазы, которым я очень доверял. Я всегда только с профессионалами работаю. И вот первое погружение. Прозрачность воды - 15 метров. Когда на лодке отплываешь от берега и видишь такую прозрачность, ты психологически уже немножко расслабляешься - все же видно. Хотя, конечно, напряжуха была. В первую очередь оттого, что ты понимаешь: там кто-то живет. Кто-то ведь жрет собак, жрет оленей, жрет людей. И возможно, ты с ним сейчас встретишься. Первая точка у нас была в 60 метрах от берега. Глубина метров семь. Я эмчеэсовцу говорю: «Давай, иди первым». А с надувной лодки не очень удобно спрыгивать, просто сваливаешься назад. Он отвечает: «Нет, не буду». Спрашиваю: «Почему?» - «Не знаю, чего-то мне стремно». - «Чего стремно? - возражаю. - Посмотри, все же видно». В этот момент я смотрю вниз. А лодочка потихонечку разворачивается, и я вижу: снизу торчит топляк, старое дерево, и его острие в метре от поверхности. Эмчеэсовец его не видел, но как почувствовал. Если бы опрокинулся назад, точно бы нанизался на это дерево. Потом, когда мы спустились, то увидали, что это дерево там единственное - прозрачность-то как на Красном море.

Итак, я погружаюсь в озеро, начинаю обжиматься. Ныряю, кстати, в советском снаряжении, в эмчеэсовском, потому что мы с собой не могли ничего привезти. То есть там обычный АВМ седьмой. Костюм-то на мне мой, хороший, но плюс к этому обычный седьмой АВМ без всяких компенсаторов. Я, естественно, заранее перегрузился, спускаюсь, дно подо мной где-то метрах в десяти. Спокойненько приближаюсь к нему. Так как идея нашего присутствия здесь была понятна заранее - обнаружить это существо огромное, - то я думал еще, брать с собой подводное ружье или нет. Но решил: зачем мне там эта пукалка подводная? Я и не взял его. Тем более, с нами были ихтиологи, которые меня могли еще и осудить за это. И вот я вижу, что где-то там на дне рыбина висит. Тут же пожалел, что не взял ружье. Сейчас бы поохотился. Продолжаю плавненько снижаться, а рыба на месте стоит. Опускаюсь на дно коленями - в метре от меня налим. И смотрим мы с ним друг на друга. Думаю, дай-ка я попробую его поймать руками. Никогда в жизни таких экспериментов не делал. Ну и схватил. Пальцы под жабры засунул, а он дергается. Я сбросил грузовой пояс. И наверх. Налима в лодку. Решили с напарником, раз уж я налима руками поймал, то ждет нас лафа с рыбалкой. Но с тех пор мы больше ни одного налима не видели. Хотя катер, который вокруг ходил, эхолотом отмечал, что рыбы вокруг много, только она ближе, чем на сорок метров, к нам не подходила. Пуганая рыба, боится крупных объектов. А почему эта не испугалась - не знаю.

DT. А дальше в планах - съемки в «Искателях»?

АИ. У меня сейчас помимо «Искателей» якутский проект. Буду про Лену снимать четырехсерийный документальный фильм - «Лена от истоков до устья». Это инициатива президента Якутии. Я же член президентского совета Якутии по имиджу. Понятно, если снимаешь фильм про реку, без подводных съемок не обойтись. Хочу снять там осетровые ямы - известно, что осетры держатся в ямах. Зимой они в сонном состоянии и лежат там, как бревна. И нам обязательно нужно это снять. Сейчас мы с эмчеэсовцами разрабатываем технологию, каким образом это сделать. Это будет мое ноу-хау. Там, кстати, такая специфика - это должно быть интересно всем дайверам, - если летом в Лене практически нулевая прозрачность, то зимой она до 10 метров. Дело в том, что зимой перестают вымываться торфяники, в общем, происходит какой-то химический процесс и вода очищается. Мне об этом местные водолазы-профессионалы рассказывали, которые каждый год там работают. Они там так масштабно действуют: у них уж если майна, то не три на три, а десять на пятнадцать.

У меня еще есть проект «Петербург из-под воды». Напротив стрелки Васильевского острова было затоплено несколько судов: три года назад обнаружили что-то типа шхуны с кувшинами; напротив стрелки Васильевского острова в 1990-е годы затопили судно с цинком, и его тоже до сих пор не достали. Там столько всего! Я уже не говорю про Охту. Это вообще самые древние места в Питере, откуда город начинался. Там нырять и нырять. А условия для погружений сложнейшие. Так что нужны именно водолазы, а не дайверы там все, следует делать по старым традициям.

DT. Андрей, читатели меня не поймут, если я не спрошу о происхождении твоей необычной для русского уха фамилии.

АИ. Это китайская фамилия. Я по происхождению маньчжур. И, У - обычная практика китайских фамилий.

DT. Это как-то связано с китайской императорской фамилией?

АИ. Ну, как сказать? Я бы предпочел на эту тему не разговаривать. Потому что, с одной стороны, не могу сказать «нет», а с другой стороны, не хочется говорить «да» по ряду причин. По крайней мере, мой сын Федор, которому сейчас почти три года, является официальным принцем корейским - у меня жена была кореянка.

DT. В каких художественных фильмах ты сейчас снимаешься?

АИ. Я сейчас много снимаюсь. Например, в фильме «Адмирал Колчак», где я играю знаменитого генерала Семенова, а Колчака играет Костя Хабенский.

DT. Ну что ж, спасибо большое за интервью. Было очень интересно с тобой поговорить.

АИ. Надеюсь, читатели журнала получат удовольствие.

P.S. К сожалению, масштаб журнальной статьи не позволил нам опубликовать очень интересную беседу с Андреем И полностью. Но мы обязательно вернемся к этому разговору, тем более что журнал DiveTek собирается организовать совместную экспедицию в уникальное место, найденное Андреем И.

О результатах этой экспедиции мы расскажем в одном из следующих номеров журнала.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования