Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


МИФ, ЛОЖЬ И ИСТИНА ПОТЕРИ СОВЕТСКОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

(03.09.1945 - 25.09.1991)

Владимир РЕЗВАН

«ИДИОТИЗМ НЕ ВЕЧНЫЙ СПУТНИК ПРАВДЫ, КОГДА-НИБУДЬ И ТЫ УЗНАЕШЬ ВСЕ»
Из спектакля «Владимир Высоцкий», театр «НА ТАГАНКЕ»

Нарушая хронологию, начать я хотел бы с гибели атомной подводной лодки (АПЛ) «К-141» проекта 949-А («Курск»). Потому что в этой катастрофе, точнее в том, что происходило вокруг этого события, как в капле воды видны все проблемы освещения трагических страниц в истории нашего подводного флота - дилетантизм, некомпетентность, прикрытая высокими званиями, и просто вранье.

Гибель «Курска» стала одной из крупнейших катастроф в истории отечественного Военно-морского флота (ВМФ), поставившая ряд печальных рекордов: - она стала третьей по числу жертв после взрыва 29 октября 1955 г. линкора (ЛК) «Новороссийск» (бывшего итальянского «Джулио Чезаре») в Северной бухте Севастопольской военно-морской базы (ВМБ), когда погибло 608 (по другим данным - 611) человек, и взрыва торпедного боезапаса на подводной лодке (ПЛ) проекта 641 «Б-37» на ВМБ Полярное 11 января 1962 г., при котором погибло 122 человека;

- второй по величине водоизмещения (нормальное надводное - 15 100 т, нормальное подводное - 25 650 т) после ЛК «Новороссийск» (27 500 т);

- также это был первый в нашем флоте и третий в мире случай (после АПЛ США «Трешер» - 10 апреля 1963 г., 129 человек и «Скорпион» - 21 мая 1968 г., 99 человек) гибели АПЛ со всем экипажем и второй - по числу жертв (118 человек) после «Трешера» (табл. 1, 2). Кроме того, «Курск» установил еще один печальный рекорд, став самой крупной в мире субмариной, погибшей за все время существования подводного флота.

Следует отметить, что, пожалуй, ни одна подводная катастрофа на планете не освещалась и не обсуждалась с такой степенью открытости и гласности. Нигде и никогда раньше в мире глава государства и руководство страны и вооруженных сил не осуществляли столь широкомасштабных и беспрецедентных мер как по детальному освещению ситуации, так и по использованию зарубежной помощи при организации и проведении спасательных работ (увы, закончившихся безрезультатно). Я не говорю уже о целом комплексе мер по облегчению материально-финансовых и морально-психологических проблем родных и близких погибших на «Курске» подводников.

Однако, как это ни странно (а может быть, наоборот, закономерно), столь нетипичное для постсоветского государства поведение властей вызвало своеобразную, хотя, впрочем, вполне естественную для еще не преодоленного «совкового» менталитета совершенно неадекватную реакцию. Наши самые независимые в мире СМИ с удивительным единодушием набросились с (мягко говоря) необоснованной критикой в адрес президента, правительства, руководства Министерства обороны и ВМФ. Журналисты обвинили их (как каждого в отдельности, так и всех вместе) в нерасторопности, непоследовательности и некомпетентности, якобы проявленных в ходе аварийно-спасательных работ (АСР) после гибели «Курска».

Так, например, в прессе голословно утверждалось, что «спасательная операция была неэффективной», «наше государство не в силах спасти моряков и надеется лишь на бога», «военные чины хранят молчание», что, «оставшись отдыхать в Сочи, президент повел себя недопустимо» и что «до 1991 г. у нас были прекрасные глубоководники».

В целом же на население России вылилось огромное количество всевозможной ахинеи, откровенной дезинформации и разных досужих домыслов. Вершиной этой кучи информационного мусора стала выдвинутая совсем уж нечистоплотными писаками идея о бое «Курска» с некими вражескими субмаринами. Не менее фантастической выглядит и гипотеза, высказанная адмиралом Балтиным, о том, что «иностранная подводная лодка вполне могла потопить наш «Курск», в результате непреднамеренного столкновения: мог произойти подводный таран. И поскольку наша лодка оказалась чуть ниже, она камнем пошла ко дну». Создается впечатление, что этот адмирал основательно подзабыл (если, конечно, вообще знал) тактико-технические характеристики (ТТХ) отечественных и иностранных субмарин, иначе бы никогда не стал демонстрировать столь вопиющую некомпетентность.

Впрочем, воинствующий дилетантизм - отнюдь не прерогатива одного только адмирала Балтина. Недавно я имел неосторожность прочитать книгу другого адмирала И.М.Капитанца «Война на море: 1939-1945». Автор является почетным академиком Академии военных наук и при этом выдает такие перлы, как «шесть надводных линейных заградителей», «два ночных монитора», «штурмовое оружие», включает в число вспомогательных судов «325 моторов», сообщает о том, что 180-мм орудие крейсера «Киров» стреляло на 200 км. Он утверждает, что в 1941-1945 гг. СССР якобы имел только на фронте 443 тысячи боевых самолетов. При несложном арифметическом действии 21 107 - 2 000 - 21 313 - 4 800 получает +11 900 вместо -7 006. Лихо топит (на бумаге) 18 немецких эскадренных миноносцев и 48 подводных лодок, хотя в действительности советские вооруженные силы в ходе ВОВ не потопили ни одного вражеского эсминца и уничтожили не более 18 ПЛ.

Капитанец утверждает, что за все время ВОВ в вооруженных силах Германии не было демобилизовано по ранению или по болезни ни одного человека (а в РККА таких было 3 798 200 человек). Что за всю войну фашисты не осудили и не отправили в места заключения ни одного своего военнослужащего (а в РККА было 436 600 осужденных). Пожалуй, такой апологетики нацизма не найти даже у доктора Геббельса.

В целом же общее впечатление от ненаучной фантастики обоих адмиралов вполне укладывается в рамки концепции о том, что «меньше всего интересуются оружием именно офицеры», поскольку все те, кто хоть немного знаком с современным подводным флотом, знают, что все иностранные ПЛ, включая самые крупные АПЛ США типа «Огайо» (18 700 т), имеют значительно меньшее (обычно 3 000-6 000 т) водоизмещение, чем «Курск», и никогда бы не смогли не только потопить, но даже повредить «Курск» таранным ударом без фатальных последствий для себя.

Причем больше всего зарубежная субмарина пострадала бы как раз в том - сугубо гипотетическом - случае, когда «наша лодка оказалась чуть ниже», поскольку ни одна иностранная ПЛ не имеет таранного форштевня и удар по нашему громадному подводному крейсеру мог бы быть нанесен лишь обтекателем гидроакустической станции (ГАС) с неизбежными катастрофическими последствиями для империалистической субмарины, тем более что «тому мы тьму примеров видим».

Так, например, летом 1970 г. атомная субмарина ВМС США «Тотог» столкнулась с нашим подводным крейсером проекта 675 «К-108» на глубине 40 м. Поврежденная американская АПЛ с трудом добралась до родного берега, а командир нашей лодки получил уникальное партийное взыскание - «строгий выговор за столкновение с американской подводной лодкой в подводном положении». Сама «раскладушка», прозванная так за характерный силуэт с поднятыми в боевое положение контейнерами для запуска крылатых ракет, прослужила до 19 апреля 1990 г.

После столкновения 11 февраля 1992 г. шеститысячетонной АПЛ ВМС США «Батон Руж» (типа «Лос-Анджелес») с нашей АПЛ проекта 945 американская субмарина не подлежала ремонту и была списана на слом. А наша АПЛ (командир капитан 2-го ранга Игорь Локтев) и по сей день продолжает успешно выполнять учебно-боевые задачи. Таким же образом и по той же причине была выведена из эксплуатации и списана АПЛ ВМС США «Грейлинг» (типа «Стерджен»), имевшая неосторожность в марте 1993 г. протаранить нашу АПЛ 667 БДРМ (11 960 т), которая спокойно отправилась по своим делам дальше. Точно так же отечественная АПЛ «К-245» (проект 667А) в декабре 1986 г. вернулась в базу и далее несла обычную службу после трех столкновений - с двумя «чужими» субмаринами (30 октября 1986 г. и 20 ноября 1986 г.) и траулером (10 декабря 1986 г.).

КРУПНЕЙШИЕ В МИРЕ (ПО ЧИСЛУ ЖЕРТВ) КАТАСТРОФЫ ПОДВОДНОГО ФЛОТА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

(03.09.1945 - 25.12.1991)

Дата

Наименование ПЛ

Принадлежность субмарины

Водоизмещение, т

Место ЧП

Причины ЧП

Кол-во жертв, чел.

1

10.04.1963

«Трешер»

ВМС США

4300

Северо-Американская котловина Атлантического океана в 350 км от Портсмута

Гибель по неустановленным причинам

129

2

11.01.1962

«Б-37» и «С-350»

ВМФ СССР

2550 1330

ВМБ Полярное СФ

Взрыв торпедного боезапаса на «Б-37» по неустановленной причине

122

3

12.08.2000

«Курск» («К - 141»)

ВМФ РФ

25650

Баренцево море в 157 км от Североморской ВМБ СФ

Гибель по неустановленным причинам

118

4

21.05.1968

«Скорпион»

ВМС США

3075

В 250 милях от Азорских о-вов в Атлантическом океане

Гибель по неустановленным причинам

99

5

08.03.1968

«К-129»

ВМФ СССР

2870

В р-не о-ва Гуам (Гавайские о-ва) в Тихом океане

Гибель по неустановленным причинам

97

Табл. 1

КРУПНЕЙШИЕ (ПО ЧИСЛУ ЖЕРТВ) КАТАСТРОФЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (03.09.1945 - 25.12.1991)

№ Дата

Класс корабля

Наименование корабля

Место ЧП

Причины ЧП

Кол-во жертв, чел.

1 29.10.1955

Линейный корабль

«Новороссийск»

Северная бухта Cевастопольской ВМБ ЧФ

Взрыв по неизвестной причине

608

2 11.01.1962

Подводная лодка

«Б-37» и «С-350»

ВМБ Полярное СФ

Взрыв торпедного боезапаса на «Б-37» по неустановленной причине

122

3 12.08.2000

Подводная лодка

«К-141» («Курск»)

Баренцево море в 157 км от Североморской ВМБ СФ

Взрыв торпедного боезапаса по неустановленной причине

118

Даже печально знаменитая АПЛ проекта 658 «К-19», прозванная «Отель «Хиросима», после столкновения 15 ноября 1969 г. в Баренцевом море с АПЛ ВМС США «Гато», получив повреждения корпуса, самостоятельно вернулась в базу.

Такие итоги подводных таранов могут показаться невероятными лишь дилетанту, так как наши ПЛ на порядок прочнее и конструктивно гораздо надежнее своих зарубежных «коллег», поскольку все отечественные субмарины (за исключением АПЛ проекта 670) двухкорпусные с разделением корпуса на 5-10 отсеков, а все ПЛ США и других стран НАТО однокорпусные и имеют всего три-четыре отсека.

С учетом значительно большего водоизмещения наших субмарин проекта 949-А последствия столкновения любой иностранной ПЛ с «Курском» были бы примерно такими же, как для «Запорожца», попытавшегося протаранить бронетранспортер.

Прекрасно «держат удар» наши субмарины и при столкновении с надводными кораблями. Например, тараненная 19 сентября 1984 г. в Гибралтарском проливе советским теплоходом «Братство» АПЛ «К-53» проекта 671 проследовала в порт Хаммамет (Тунис) в сопровождении ПМ-24 для устранения повреждений. И уже в октябре того же года самостоятельно возвратилась в базу Северного флота (СФ) для проведения аварийного ремонта, необходимость которого отнюдь не помешала спокойно обогнуть пол-Европы этой относительно небольшой (нормальное водоизмещение надводное - 3 570 т, подводное - 4 870 т) лодке, тем не менее, имеющей «максимальные характеристики при минимальном водоизмещении». В этой связи в общем-то даже не вызывает большого удивления, а воспринимается как закономерность итог столкновения 21 марта 1984 г. нашей «К-314» с американским авианосцем CVA-63 «Китти Хок», который протаранил ее во время американо-южнокорейских учений, за проведением которых эта АПЛ проекта 671В наблюдала. Авианосец «Китти Хок» проекта 127А представляет собой усовершенствованную версию ударного авианосца «Форрестол» (проект 80), полное водоизмещение которого составляло 80 678 тонн. В результате таранного удара «К-314» получила повреждения легкого корпуса, ограждения рубки, правого стабилизатора и гребного вала. Потеряв ход, она всплыла на поверхность и была отведена на буксире для производства аварийно-восстановительного ремонта в базу, после чего продолжила боевую службу. Примерно такая же по водоизмещению АПЛ проекта 659 (надводное водоизмещение 3 731 т, подводное 4 920 т) «К-45», ночью 10 сентября 1981 г. столкнувшись с рыболовным траулером «Новокачалинск», получила серьезные повреждения носовой части легкого корпуса и гидроакустического комплекса (ГАК); при этом таранившее эту субмарину судно затонуло. После столкновения в подводном положении с фрегатом FF-1047 Voge в Средиземном море 28 августа 1976 г. АПЛ проекта 675 (водоизмещение нормальное надводное - 4 450 т, подводное - 5 702 т) «К-22», получив повреждения легкого корпуса, антенн РЛС и ГАК, совершила переход из Средиземного моря в Баренцево для производства аварийного ремонта.

Не приводили к фатальным последствиям и столкновения наших ПЛ друг с другом. Так, после столкновения 19 июня 1972 г. АПЛ «К-131» проекта 675 с АПЛ «К-320» проекта 670 (водоизмещение нормальное надводное - 3 574 т, подводное - 4 980 т) «К-131», получив повреждения носовой части и торпедных аппаратов (ТА), своим ходом переместилась из Средиземного моря в губу Пала (г. Полярный) в Баренцевом море. При столкновении 20 декабря 1981 г. АПЛ проекта 670 «К-43» с АПЛ проекта 675 «К-184» обе субмарины получили лишь повреждения обшивки легкого корпуса.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПОДВОДНЫХ КАТАСТРОФ В ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ СССР В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (03.09.1945 - 25.12.1991) ПО ГЛУБИНЕ МЕСТА ГИБЕЛИ (ЗАТОПЛЕНИЯ) СУБМАРИНЫ

В том числе

Глубина, м

0 -1000

0 -20

20 -35

35 -100

100 -500

500 -1000

1000 -2000

2000 -3000

3000 -4000

4000 -5000

5000 -6000

Итого

Кол-во ПЛ

16

9

4

1

2

-

1

-

-

1

2

20

%

80.0

45.0

20.0

5.0

10.0

-

5.0

-

-

5.0

10.0

100

Не могло привести к гибели АПЛ проекта 949А и попадание одной или даже нескольких противолодочных торпед, якобы выпущенных по «Курску» некой таинственной иностранной субмариной, калибр которых всего 400 мм и все они имеют акустическую (на шум винтов) систему наведения, то есть должны поражать находящиеся в кормовой части винты ПЛ противника.

Вообще в целом при чтении прессы на тему гибели «Курска» создается впечатление, что подавляющее большинство авторов слабо представляют себе предмет и тему своих публикаций.

Так, например, еженедельник «Аргументы и факты» не только относит «К-141» проекта 949А к вымышленному «проекту 49-А», но и сообщает о том, что «Курск» якобы имел на вооружении «две глубинные бомбы 650 мм», целесообразность размещения которых на борту ПЛ сопоставима только с установкой на борту бомбардировщика крупнокалиберных зенитных орудий. В действительности же, конечно, речь идет (точнее, должна идти) о двух торпедных аппаратах калибра 650 мм.

Не очень четко представляют себе эти дилетанты, как классифицируются АПЛ проекта 949А (рис. 1). Они относят «Курск» к классу «Антей», а военный обозреватель «АиФ» Александр Кондрашов вдруг сообщает изумленным читателям «сенсационную» новость, что эта АПЛ не «Антей», а «Атлант».

Другой не менее «осведомленный» автор «АиФ» полностью дезинформирует своих читателей относительно обстоятельств гибели «К-429», экипаж которой якобы «так и не смог спастись с глубины 60 м даже с помощью своих индивидуальных средств спасения». На самом деле АПЛ проекта 670 «К-429» затонула на глубине не 60 м, а 35 м, и почти весь экипаж (104 человека) остался в живых, за исключением сразу же утонувших 14 человек в четвертом отсеке и двух погибших в ходе АСР. Причем даже из этих двоих ни один не погиб «с помощью индивидуальных средств спасения», поскольку первый подводник скончался от сердечной недостаточности, а второй умер от переохлаждения, запутавшись в буйрепе. Однако, похоже, никакие факты не в состоянии умерить буйную фантазию некомпетентных журналистов, паразитирующих на теме гибели «Курска». Так, например, Игорь Гордюшев вкладывает в уста офицеров Северного флота (СФ) совершенно абсурдное утверждение (со ссылкой на несуществующую книгу «История подводных катастроф»), что по количеству погибших ПЛ «если мы и опережаем американцев, то только на «Курск»». Еще менее соответствует действительности утверждение другого журналиста Александра Петрова о том, что «мы в мирное время потеряли уже четыре лодки против двух у американцев», хотя, возможно, автор имеет в виду не вообще ПЛ, а лишь только АПЛ (впрочем, из контекста его статьи, где описана гибель именно четырех ПЛ ВМФ СССР, этого не следует). Относительно же достоверности «подсчетов» Гордюшева следует иметь в виду, что в книге С.П. Бурканья «По следам подводных катастроф» речь идет о гибели пяти ПЛ США и одиннадцати советских субмарин; причем данные о потерях отечественного подводного флота преуменьшены почти вдвое - как мы увидим и в чем сможем убедиться дальше.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

В истории подводных катастроф, произошедших в ВМФ СССР в послевоенное время (1945-1991 гг.), можно выделить три этапа, характеризующиеся, в первую очередь, специфическими тактико-техническими особенностями: водоизмещение, вооружение и тип главной энергетической установки погибших субмарин. На первом этапе (1945-1956 гг.) флот потерял четыре дизель-электрические артиллерийско-торпедные подводные лодки (ДЭПЛ) довоенной и военной постройки: «М-19», «С-117», «С-93» и «М-200». На втором этапе (1957-1968 г.г.) затонули четыре торпедные ПЛ послевоенной постройки (две «малютки» - «М-256» и «М-351» с дизель-электрической установкой замкнутого цикла; две обычных ДЭПЛ («Б-37» и «С-350»); две торпедно-ракетных ДЭПЛ («С-80» и «К-129») и две довоенных субмарины («С-104» и «С-21»). На третьем этапе (1969-1991 гг.) настала очередь (по мере их появления) катастроф торпедных и торпедно-ракетных субмарин с атомной энергетической установкой (АПЛ), в том числе с ядерным оружием на борту, которых затонуло четыре единицы: «К-8», «К-429» (дважды), «К-219» и «К-278». Кроме того, в 1969-1991 гг. погибли две торпедные ДЭПЛ - «С-178» и «Б-33» (дважды). Всего же за послевоенный период и до распада СССР затонуло в результате взрывов, пожаров, столкновений и по другим, в том числе неустановленным, причинам 20 ПЛ, среди которых 15 ДЭПЛ и 5 АПЛ (табл. 3, 4, 5, рис. 2); при этом одна из затонувших субмарин («М-351») была спасена со всем экипажем. Таким образом, после окончания Великой Отечественной войны в Советском Союзе гибло в среднем по 0,43 ПЛ в год, однако даты катастроф распределялись достаточно неравномерно. Если же соотнести количество погибших субмарин со временем нахождения у кормила власти того или иного партийного руководителя страны - генсека КПСС, одновременно являющегося главнокомандующим вооруженными силами государства, в состав которых, естественно, входит и ВМФ, то окажется, что лучше всего руководили подводным флотом СССР К. У. Черненко (за время нахождения которого во главе КПСС и СССР не погибло ни одной ПЛ), Л.И. Брежнев (три ПЛ за 18 лет, коэффициент потерь 0,17) и И.В.Сталин (две ПЛ за восемь лет, коэффициент 0,22). У М.С.Горбачева потери субмарин (пять ПЛ за восемь лет, коэффициент 0,83) были почти в два раза выше среднего уровня, как и у Н.С. Хрущева (девять ПЛ за 11 лет, коэффициент 0,82 - с учетом затонувшей, но успешно поднятой «М-351», если же ее не считать, то восемь ПЛ за 11 лет и коэффициент 0,73) и совсем удручающе - у Ю.В.Андропова (одна ПЛ за один год) (рис. 3). Конечно же, ясно, что такого рода сравнения будут по большому счету не совсем корректными, так как, очевидно, следует учитывать множество других сопутствующих факторов и обстоятельств, соотносить число катастроф с количественным и качественным составом подводного флота, интенсивностью использования субмарин, учитывать характер и степень сложности учебно-боевых задач, специфику и последствия ввода в строй новых типов и видов ПЛ и т.д. и т.п., но некоторое общее представление - по крайней мере, в первом приближении - о тенденциях аварийности такая таблица, тем не менее, все-таки дает. Определенные закономерности с учетом вышеизложенных коррелирующих факторов можно проследить и в распределении катастроф ПЛ ВМФ СССР по времени года (сезону). Так, например, больше всего субмарин гибло зимой (40,0%), меньше всего - летом (10,0%) и почти равное количество весной (20,0%) и осенью (25,0%) (табл. 3). Почти половина ПЛ погибла на глубине до 20 м в непосредственной близости берега и даже у пирса, на интервал глубины 20-35 м приходится еще 20,0% подводных ЧП - то есть две трети (65,0%) катастроф происходило на «смешных» глубинах 0-35 м, а почти две трети случаев гибели ПЛ - на отметках от 0 до 100 м.

Причем в трех из четырех случаев затонувшие на глубинах 1 655 м («К-278»), 4 680 м («К-8») и 6 000 м («К-219») АПЛ предварительно всплывали на поверхность и лишь затем уходили на дно. «К-129» перед гибелью находилась или в надводном положении, или шла с использованием шноркеля (устройства РДП) - работы двигателя под водой за счет поступления к дизелю воздуха с поверхности через специальное устройство - воздуховодную трубу (табл. 4, 5). Три субмарины погибли в результате столкновений, пять затонули вследствие возникновения на борту пожара (табл. 5). Хроника этих катастроф по выделенным периодам (этапам) будет представлена в следующем номере журнала.

Продолжение следует

Табл. 4

ДИНАМИКА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДВОДНЫХ КАТАСТРОФ В ВОЕННО-МОРСКОМ ФЛОТЕ СССР В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (03.09.1945 - 25.12.1991) ПО МЕСЯЦАМ И СЕЗОНАМ ГОДА

Месяц, сезон

XII

I

II

Зима

III

IV

V

Весна

VI

VII

VIII

Лето

IX

X

XI

Осень

н.д.

Итого

Кол-во ПЛ

3

4

1

8

1

2

1

4

1

-

1

2

1

3

1

5

1

20

%

15.0

20.0

5.0

40.0

5.0

10.0

5.0

20.0

5.0

-

5.0

10.0

5.0

10.0

5.0

25.0

5.0

100

Табл. 5 смотри в PDF версии статьи.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования