Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


«ИМПЕРАТРИЦА БРИТАНИИ»
СОБОР НА МОРСКОМ ДНЕ

Найджел ПИКФОРД (Nigel Pickford) Перевод - Евгений МАМОНТОВ

Капитан Чарльз Говард Сапсурот надеялся поставить свое судно в док в Ливерпуле на день раньше расписания, но «Императрица Британии» подверглась атаке с воздуха

В 1995 году в обстановке строжайшей секретности на перевернутом корпусе гигантского лайнера «Императрица Британии» (Empress of Britain), лежащего на морском дне примерно в 60 милях от северо-западного побережья Ирландии, была проведена операция, финансируемая частными инвесторами и стоившая многие миллионы долларов. «Императрица Британии», подвергшаяся бомбовой и торпедной атаке, затонула в октябре 1940 года. И инвесторы полагали, что на ее борту в этот момент находился груз золотых слитков. К их подъему была привлечена респектабельная компания из Абердина (Шотландия), занимавшаяся нефтедобычей на Северном море. Используя плавучую базу, расположившуюся прямо над затонувшим объектом, операцию провели быстро и профессионально с применением новейших методик глубоководных погружений. Чтобы получить доступ к помещению, где должны были храниться золотые слитки, во внешних стальных листах обшивки прорезали аккуратное отверстие. Оказавшись внутри, водолазы обнаружили, что сильный пожар, начавшийся после бомбардировки, практически все уничтожил. Сохранилась лишь безмолвная оболочка, похожая на громадный пустой купол, вырастающий из морского дна. Этот опустошенный собор, освещенный мощными головными фонарями, подавлял и пугал. Как выяснилось, помещение для хранения золота - укрепленный отсек, расположенный ближе к носовой части судна (это достаточно точно определили по плану), - избежало воздействия огня. Здесь все было на удивление цело, хотя и царил полный беспорядок. Пол, а ранее потолок, покрылся толстым слоем ила.

«Императрица Британии» была построена в 1931 году на верфях, расположенных в устье реки Клайд и принадлежавших компании John Brown & Co. Судно предназначалось для компании Canadian Pacific Railway и должно было удовлетворить потребности стремительно расширявшегося рынка комфортабельного кругосветного туризма

Но, к большому разочарованию спасателей, золота они не нашли, зато совершенно неожиданно обнаружили скелет человека. Было хорошо известно, что в результате этого бедствия погибли 49 человек. Большинство из них прыгнули с горящего судна в воду и утонули. Почему же кто-то оказался в комнате, предназначенной для перевозки золота, в этом секретном месте, как раз в момент гибели судна? Совершенно непонятно.

Спасательная команда провела короткую поминальную службу по этому неизвестному и немедленно прервала выполнение проекта.

«Императрица Британии» была построена в 1931 году на верфях компании John Brown & Co., расположенных в устье реки Клайд (Шотландия). Судно предназначалось для огромной компании Canadian Pacific Railway. Оно не было крупнейшим в мире, но при длине 733 фута и водоизмещении 42 348 т выглядело весьма внушительно. Техническое задание требовало от конструкторов создать лайнер достаточно просторный, чтобы пассажиры чувствовали себя там, как в плавучем дворце, и в то же время достаточно узкий, чтобы пройти через Суэцкий и Панамский каналы. «Императрица» была построена специально для того, чтобы удовлетворить потребности стремительно развивавшегося рынка комфортабельного кругосветного туризма.

Эту роль судно выполняло с огромным успехом, и имя «Императрица Британии» вскоре стало синонимом богатства и высокого положения в обществе. Судно поражало роскошью, которую можно было увидеть только в голливудских фильмах. Здесь были турецкие бани и киносалоны, павильоны с прохладительными напитками и кафе-мороженое, корты для тенниса и сквоша, бассейны.

Однако все резко изменилось, как только разразилась война. 24 ноября 1939 года «Императрица» была реквизирована для нужд армии. Ее выкрасили в серо-стальной цвет военных кораблей, и судно превратилось в мрачный транспорт для перевозки войск. 6 августа 1940 года «Императрица Британии» покинула Ливерпуль и через Кейптаун направилась в Суэц. К счастью, это путешествие обошлось без особых событий. 23 сентября лайнер тронулся в обратный путь. На борту было более тысячи пассажиров, главным образом, военнослужащие - одни ехали в отпуск, другие (вместе с женами и детьми) перебазировались в связи с ухудшающейся ситуацией на Ближнем Востоке. Часть пассажиров сошла на берег в Дурбане и Кейптауне. На борту оставалось 647 человек, включая команду, когда судно отправилось в последнее путешествие из Кейптауна в Ливерпуль.

Уроки, полученные Британией во время Первой мировой войны, не пропали даром - конвоирование судов стало обычным делом. Тем не менее таким судам, как «Императрица Британии», разрешалось двигаться самостоятельно - из-за их очень высокой скорости. «Императрица» могла развить скорость 24 узла и была способна легко оторваться от любой U-лодки, вышедшей на охоту. К сожалению, неуязвимость от подводных лодок не обеспечивала неуязвимости от воздушных атак.

26 октября «Императрица» следовала вдоль западного побережья Ирландии - она уже почти добралась до дома, совершив путешествие в оба конца длиной более 20 тыс. миль. Лайнер должен был достичь Ливерпуля до 28 октября, и капитан Сапсуорт (Sapsworth), развив высокую скорость, рассчитывал прибыть на место во время прилива 27 октября. Пассажиры наслаждались вояжем на судне, роскошные апартаменты которого были им совершенно не по карману в мирное время. Миссис Джоан Стефенсон (Joan Stephenson) и ее подруга миссис Уэллис (Wallace) как раз готовились к своей обычной утренней партии в теннис на великолепном корте, расположенном в кормовой части на открытой спортивной палубе. Лорд и леди Ярборо (Yarborough) сидели в ресторане и завтракали. Миссис Рона Троттер (Rona Tr otter) упаковывала свои личные вещи - ведь лайнер скоро должен был прибыть на место. Майор Джордж Троттер (George Trotter) не спеша прохаживался по прогулочной палубе первого класса и дышал воздухом. Утро было облачным, дул легкий восточный ветер. Идиллию разрушало осознание того, что предстоящий отрезок пути не только заключительный, но и одновременно наиболее опасный - родные воды кишели немецкими подводными лодками, а небо над головой - бомбардировщиками противника.

В это же утро 26 октября в четыре часа обер-лейтенант Бернард Джоуп (Bernard Jope) вылетел из Бордо на своем «Фокке-Вульф C 200 Кондор» с экипажем из шести человек. Самолет развивал максимальную скорость 180 миль в час, мог находиться в воздухе 15 часов без дозаправки и нес на борту шесть 250-килограммовых бомб - весьма разрушительный груз. Это был первый боевой вылет Джоупа в качестве командира экипажа. Ему было 26 лет.

Матрос Петч (Petch) первым засек самолет на левой раковине. Дистанция до него была три-четыре тысячи ярдов. Он доложил об этом главному корабельному старшине Йевансу (Jevans). Сначала возникло предположение, что самолет свой и, весьма вероятно, послан береговой охраной для сопровождения лайнера. Когда же самолет заложил вираж, чтобы приблизиться к судну с кормы и все четыре двигателя оказались видны, сразу стало очевидно, что это вражеский бомбардировщик. Через несколько секунд бомба угодила прямо в среднюю часть судна, причинив огромные повреждения. Судовые канониры ответили огнем, но без особого результата. Было 9:20. Радиорубка послала сигнал SOS с указанием местоположения атакованного судна - 55.08° с.ш., 10.46° з.д. Миссис Уэллис упала замертво и лежала лицом вниз на теннисном корте, все еще сжимая ракетку. Вспыхнул пожар, и пламя быстро охватило все судно.

Бернард Джоуп положил самолет на обратный курс, чтобы развернуться и во второй раз зайти на цель. Судно уже было частично скрыто за плотной черной завесой дыма, и на этот раз бомбы не достигли цели. Бомбардировщик пошел на третий заход. Его целью был нос судна. Обстреляв из крупнокалиберного пулемета мостик, он сбросил последние бомбы и на этот раз добился успеха. Затем направил свой самолет в сторону оккупированной немцами Франции и приземлился в Бресте с одним двигателем, поврежденным пушками лайнера.

На «Императрице» воцарился хаос. Под несмолкающий вой сирен люди бегали в разных направлениях, отчаянно пытаясь спастись от яростно бушующего пламени. Невозможно было найти места, где можно было бы чувствовать себя в безопасности. Никакого порядка, никакой дисциплины и полное отсутствие связи между различными частями судна. И все же нашлись люди, которые проявили беспримерный героизм в последовавшие затем восемь часов мучительного кошмара.

Ситуация на борту «Императрицы» могла бы и не быть столь ужасной, если бы работали пожарные шланги. Но удары бомб разрушили водопроводные магистрали, так что когда шланги один за другим разворачивали и включали, из них вытекало лишь несколько жалких капель воды. К 9:50 вся центральная часть судна была объята пламенем, и капитан Сапсуорт, все еще находящийся на мостике, отдал приказ: «Оставить судно!» Сирена выла непрерывно. Свет отключился, и те, кто в это время был ниже уровня палубы, а там многие еще продолжали укрываться от бомб, оказались в кромешной тьме.

Однако приказ оставить судно было легче отдать, чем выполнить. Проблема заключалась в том, что жар от огня вынудил большую часть пассажиров перебраться либо на самый нос судна, либо на корму. Спасательные же шлюпки располагались вдоль центральной части - как раз там, где огонь бушевал наиболее яростно. В дополнение к этому «Императрица» все еще продолжала двигаться со значительной скоростью. Капитан отправил донесение главному инженеру, приказав ему остановить двигатели и вывести людей из машинного отделения. Тем не менее, чтобы остановить махину массой 40 тыс. тонн, требуется время. Поэтому даже если и удавалось благополучно спустить какую-нибудь шлюпку на воду, то она сразу же начинала волочиться за судном на канатах, которые приходилось сразу же обрезать, чтобы избежать опрокидывания шлюпки. В результате шлюпка сразу же исчезала за кормой, не принося никакой пользы людям, оставшимся на борту. Дополнительный риск был в том, что огонь начал пожирать сами канаты, в результате или шлюпка сразу переворачивалась в воздухе, или люди, которые спускались по канатам, стараясь добраться до шлюпки, уже качающейся на волнах, летели в воду.

Несмотря на весь ужас происходящего, несколько шлюпок удалось успешно спустить, но людей в них было слишком мало и они теряли контакт с горящим судном сразу же, как только достигали воды. Пассажиры, жмущиеся друг к другу на неуклонно сокращавшемся безопасном пятачке, беспомощно наблюдали, как шлюпки одна за другой исчезают из вида. При таких обстоятельствах две шлюпки, оборудованные двигателями, могли бы принести неоценимую пользу, поскольку обладали достаточной мощностью не только для того, чтобы приблизиться к горящему судну, но и для того, чтобы отбуксировать другие шлюпки туда, где они могли принести хоть какую-то пользу.

Прискорбно, но на двух успешно спущенных моторных шлюпках так и не завелись двигатели. Мало того - одна из шлюпок оказалась в таком плачевном состоянии, что едва она коснулась поверхности воды, как три доски из донной обшивки треснули и шлюпка начала быстро наполняться водой. Люди в лодке, включая матроса Петча, вычерпывали воду изо всех сил. Где-то в полдень к ним приблизилась другая шлюпка с капитаном Сапсуортом во главе. Те, кто находился в быстро набирающей воду шлюпке, попросили капитана взять их на борт, но тот объяснил, что его шлюпка уже и так перегружена, однако согласился взять раненых. Вскоре шлюпка Петча перевернулась. Некоторые пассажиры, включая Петча, сумели выплыть на поверхность и вцепились в перевернувшееся суденышко. Однако многие так и не появились над водой. Около часа тридцати дружественный гидроплан из Сандерленда (Англия) пролетел над теми, кто все еще держался на плаву, и сбросил надувную резиновую спасательную лодку, которая приводнилась на некотором расстоянии. Матрос Пуллен (Pullen) решил, что сможет доплыть до нее, но он был истощен сильнее, чем ему казалось, и не смог этого сделать. Возвращаясь назад, он совсем выбился из сил. Если бы не матрос Хипвелл (Hipwell), бросившийся ему на выручку, Пуллен наверняка бы утонул. Хипвеллу удалось дотащить его до перевернутой шлюпки, держась за которую они провисели еще четыре часа, прежде чем их наконец подобрали.

Капитан и старший помощник, а также еще четверо офицеров тоже спаслись. Конечно, их шлюпка не была в числе первых спущенных на воду. Тем не менее эти люди явно покинули судно, когда большинство пассажиров еще оставались на нем. В сложившихся обстоятельствах у них не было выбора - или сесть в ближайшую шлюпку, или сгореть заживо. Именно к такому заключению пришла следственная комиссия, и было бы несправедливо осуждать этих людей за то, как они повели себя в этой действительно жуткой ситуации. И все же то, что большинство судовых офицеров так скоропалительно покинули лайнер, лишь подчеркивает героизм тех, кто остался, чтобы помочь пассажирам, все еще находившимся в ловушке на «Императрице».

Одним из таких людей был доктор Делорм (Delorme). Он не прекращал работать в операционной, устроенной на палубе C, оказывая помощь тем, кто получил травмы во время бомбовой атаки, и совершенно не думая о своей безопасности. Доктор покинул судно лишь около двух часов дня - через несколько часов после того, как отбыл капитан, - и, только когда убедился, что все лежачие раненые, за которых он нес ответственность, уложены в спасательную шлюпку, - ее наконец сумели веслами подогнать к борту судна Босун (Bosun) и корабельный старшина Хитченер (Hitchener). Доктору в его безукоризненных действиях квалифицированно ассистировал пятый офицер Бонвик (Bonwick). Еще один герой - инженер Джимми Энгланд (Jimmy England). Он совершил одну за другой пять успешных вылазок, передвигаясь по лабиринтам судовых помещений в поисках раненых и обессилевших людей, чтобы доставить их в операционную. Из шестого путешествия Джимми не вернулся. К сожалению, этот человек не удостоился ни посмертной награды, ни даже упоминания в рапортах.

Фотография все еще горящей «Императрицы», сделанная вскоре после наступления ночи, когда команда лайнера и все пассажиры были сняты с судна

Шестеро членов экипажа самолета «Фокке-Вульф», включая командира обер-лейтенанта Бернарда Джоупа. Именно они сбросили бомбы на «Императрицу»

Капитан-лейтенант Гарретт (Garrett) и главный корабельный старшина Фредерик Рэнсом (Frederick Ransome) также проявили самоотверженность. Они оба оставались с тремястами пассажирами, теснившимися на крохотном пятачке в носовой части судна в течение долгих часов. Не было даже маленькой надежды на спасение, и люди стояли перед выбором: прыгнуть в ледяную воду с высоты 40 футов или сгореть заживо. Позднее пассажиры высоко оценили, сколь мужественно вели себя эти офицеры и как они поддерживали моральный дух и дисциплину среди тех, кто находился под их опекой. Гарретт покинул судно последним. Ему и раньше представлялось несколько возможностей спастись, но он их все отверг. Гарретт дважды пробирался от основного корпуса судна на переднюю часть верхней палубы и обратно: первый раз ниже уровня бушующего огня по лабиринтам погруженной во тьму палубы C, чтобы вывести большое число людей, заблудившихся в темноте, в более-менее безопасное место на свежий воздух. А во второй раз, карабкаясь по вертикальным стенкам мостика, он тщетно пытался добраться до одной из шлюпок, все еще висевшей на своих шлюпбалках. В этой последней отчаянной вылазке Гарретта сопровождал Рэнсом. Им не удалось добраться до шлюпки, зато Рэнсом обнаружил на прогулочной палубе лежащую ничком миссис Виллис (Willis) и отнес ее в носовую часть судна. Там она вскоре пришла в сознание, и оттуда ее впоследствии спасли. Но в тот момент о спасательной шлюпке и речи не было. В этой безнадежной ситуации Рэнсом и матрос Джайлс (Giles) предложили попытаться доплыть до одной из пустых шлюпок, что качались на волнах в некотором отдалении, с тем чтобы пригнать ее на веслах обратно и снять с судна хотя бы часть пассажиров. Конечно, отчаянное решение, но оба моряка были хорошими пловцами. К сожалению, проделать такой путь при сильном волнении оказалось совершенно невозможно. Через некоторое время, истощив все свои силы, они оставили попытки добраться до шлюпки и в дальнейшем старались просто удержаться на плаву. Им повезло: несколько часов спустя их подобрала капитанская шлюпка.

Было уже около двух часов дня, когда шлюпка № 4 под командованием корабельного старшины Хитченера наконец сумела подойти к носовой части судна. Но с борта удалось снять лишь небольшую часть пассажиров. Нужно отдать должное капитан-лейтенанту Гарретту, ибо только благодаря железной дисциплине, которую он поддерживал среди пассажиров, посадка в шлюпку проходила упорядоченно, а не превратилась в массовое безумство. Тогда же, хотя и с опозданием, некий инженер, обладающий элементарными знаниями в области двигателей, был доставлен на одну из неработающих моторных шлюпок, которой командовал капитан-лейтенант Гарри Бейкер (Harry Baker). Этот неизвестный гений механики преуспел там, где потерпели неудачу все до него. Он сумел пробудить к жизни упрямый двигатель. Это был гигантский прорыв. С работающим двигателем Бейкер быстро собрал еще две шлюпки и отбуксировал их к носу «Императрицы». К четырем тридцати с передней части верхней палубы был успешно снят последний пассажир. Это произошло как раз в тот момент, когда на горизонте показались эсминцы «Эхо» (Echo) и «Бурза» (Burza), пришедшие на помощь по сигналу SOS. Их путь занял около семи часов.

Пассажиры с «Императрицы» в одной из спасательных шлюпок судна. Около 300 человек в течение шести с лишним часов были заперты в носовой части горящего судна, пока неизвестному инженеру не удалось запустить двигатель на одной из шлюпок, благодаря чему стало возможным снять с судна этих людей

Продолжение следует


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования