Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ОТ БОКСОВ К "АКВАКОНУ"

ОКОНЧАНИЕ НАЧАЛО В DIVETEK N1(15)2006

Александр МАССАРСКИЙ

Аппарат крепился к платформе обычным штативным винтом. На кольца объектива надевались переходные детали, которые при установке камеры в бокс совмещались с соответствующими поводками. Все операции по установке и извлечению аппарата для перезарядки выполнялись вручную, без применения инструментов. Это было удобно при работе на берегу или в лодке.

ЛОМО в 1950-е годы выпускало также прекрасный стереоскопический фотоаппарат «Спутник». Поскольку стереосъемка часто оказывается единственным способом определения объема снимаемого объекта, она является не только увлекательной для любителей, но и незаменимой при научных исследованиях.

Нельзя было пройти мимо возможности применения этого аппарата для подводной съемки. Так появился бокс, который использовался для научных исследований в подводной археологии и при изучении обитателей морского дна (рис. 4). Руководство объединения поощряло нашу инициативу, но при этом просило меня поменьше публиковать статьи об «успехах», чтобы министерство не заставило наладить промышленный выпуск таких изделий. При плановом советском производстве такая логика руководителей была в порядке вещей. Предприятия стремились не выпускать новую конкурентную продукцию и, как могли, отбивались от включения ее в план производства. В то время журнал «Советское фото» действительно опубликовал ряд моих статей на эту тему. И все же полностью «отбиться» фирме не удалось, и в 1960 году был выпущен первый в нашей стране бокс УКП (универсальная камера подводная). Над этой камерой я уже работал не «подпольно», а официально, по заданию руководства. Было известно, что каждая зарубежная фирма производила боксы только для своих моделей аппаратов. Для других камер они не подходили. Наша промышленность тогда выпускала несколько моделей камер - «ФЭД», «Зоркий», «Киев», «Зенит», «Старт», но боксов к ним не было.

Я предложил сделать один универсальный бокс для всех этих камер. Но как осуществить эту универсальность? Сложность заключалась в том, что у всех аппаратов рукоятки управления, штативное гнездо, положение объектива, форма и габариты были разными.

И все же эту задачу удалось решить. Основным аппаратом в боксе был «Ленинград», а остальные устанавливались с помощью прилагаемых переходных деталей. Таким образом, в боксе могли работать 14 разновидностей отечественных аппаратов. При конструировании этого устройства были применены некоторые новшества. Удалось сделать рукоятки бокса подвижными и объединить их с рычагами замков. Сила затяга для герметизации регулировалась специальными эксцентриками (а.с. № 180874 и № 211904). В 1963 году Красногорский механический завод выпустил бокс КПФ для аппарата «Старт», где применялись такие же замки.

Известно, что на глубине более десяти метров вода полностью поглощает красный цвет. Только использование искусственного освещения восстанавливает естественные цвета. Поэтому я предложил окрашивать крышки бокса в специально подобранный по спектру красный цвет, чтобы по его «исчезновению» с глубиной фотограф мог судить о целесообразности съемки на цветную пленку без дополнительного света. Корпус окрашивался в желтый цвет, хорошо различимый даже в мутной воде. Позднее и другие производители стали окрашивать свои боксы так же.

Бокс УКП был доступен каждому, стоил дешево и прошел проверку временем. Тысячи любителей и профессионалов в нашей стране и за рубежом оценили его рабочие качества. Слабым звеном выпускаемых боксов было отсутствие импульсных осветителей в подводном исполнении, без которых невозможно получить качественные цветные снимки.

Пришлось разработать импульсный осветитель для этого бокса, но в производство он не пошел (рис. 5). Каждый умелец-подводник творил подобные вспышки самостоятельно. Делались и весьма сложные осветительные приборы (рис. 6).

Позже для своего популярного в стране и за границей аппарата «ЛОМО Компакт» объединение выпустило дешевый бокс «Краб» (рис. 7). Он понравился начинающим любителям.

Меня привлекла съемка на кадр с размерами 6x6 см. Так для зеркального аппарата «Салют 6» появился бокс (рис. 8). Была разработана и специальная призма, исправляющая недостатки самой камеры и позволяющая видеть движение объекта съемки в прямом направлении, а не в обратном. Визирование проводилось под углом 45 градусов к оптической оси, при этом подводник мог наблюдать снимаемый объект одновременно по матовому стеклу и поверх бокса. Корпус устройства выдерживал давление воды на глубинах до 100 метров. Снимки, полученные на широкой пленке, охотно принимались для полиграфической печати многими издательствами.

Опыт работы над этой конструкцией пригодился, когда мой друг космонавт Георгий Гречко попросил сделать для съемок в открытом космосе бокс к фотоаппарату «Хассельблад». Эта модель имела электродвигатель и была снабжена кассетой на 70 кадров. Георгий тогда готовился к полету на орбитальную станцию «Салют-6» (любопытное совпадение названий!). Мы с моим сыном в короткий срок разработали и изготовили такой бокс, назвали его «Акмасс» (Александр и Константин Массарские) и подарили космонавтам. Были сконструированы устройства для специальных видов съемки, например для работы в мутной воде. Съемка одной из таких систем помогла предотвратить крупную аварию на Нарвской ГЭС.

Одновременно я разрабатывал много боксов для 8, 16, 35 и 70 мм кинокамер и снимал ими для научных и художественных фильмов. Теперь я снимаю под водой и цифровой видеокамерой. Энтузиазм тех лет в создании новых образцов подводной техники был настолько велик, что в своей книге «Объектив под водой» (Лениздат, 1964) я уже описал более двадцати приборов своей конструкции.

Со временем боксы перестали меня удовлетворять. Хотелось иметь легкие герметичные компактные камеры, подобные «Никоносу», которые по французской лицензии выпускали в Японии. Кстати сказать, чертежи подобных аппаратов я делал еще в 1959 году. Я предложил руководству ЛОМО следующий, на мой взгляд, дешевый технологический подход. Берем «голый» механизм с объективом фото- или киноаппарата, выпускаемого предприятием, и одеваем его в красивый герметичный корпус. При этом с конвейера идут обычные серийные камеры, а одновременно малыми партиями выпускаются специальные, герметичные.

Я доказывал это примерно так:

- Зачем нужны боксы? Вот когда-то мы носили ботинки с калошами, а теперь носим непромокаемую обувь. Бокс для аппарата - это те же калоши. Аппарат должен быть сам непромокаемым.

Идею приняли. Так родился наш отечественный герметичный аппарат, который я назвал «Аквакон» Для него была разработана и лампа-вспышка (рис. 9). Предприятие зарегистрировало товарный знак «Аквакон». Опытные образцы прошли все заводские и натурные испытания. Началась подготовка промышленного производства этой камеры.

Но в это время вспомнили, что ЛОМО собирается выпускать новый фотоаппарат со встроенной лампой-вспышкой, и мне предложили загерметизировать его. В результате новой работы появился «Аквакон-2» (рис. 10). Снова испытания. Но теперь до подготовки выпуска дело не дошло. Начался развал промышленности, и объединению было уже не до выпуска фотоаппаратов. Сохранились только опытные образцы, которые стали раритетом для коллекционеров фототехники.

Очень жаль. Эти камеры обладали уникальными возможностями. В них была применена система герметизации, которая работала как при внешнем избыточном давлении под водой, так и при внутреннем на большой высоте или в космосе. Был рассчитан специальный оптический визир, через который подводник хорошо видел объект съемки в маске. Готовились широкоугольные насадки и фильтры для цветной съемки. В корпус аппаратов монтировался глубиномер капиллярного типа. Он имел специальное назначение. В капилляр на расстояниях, соответствующих разной глубине, вводились электроды, которые замыкались поступающей под давлением морской водой, - это приводило к принудительному введению необходимого светофильтра, включению лампы-вспышки или подаче аварийного сигнала на предельной глубине (а.с. № 1430932).

Была разработана и изготовлена герметичная кинокамера «Нереида» на базе механизма и оптики «ЛОМО-215» (рис. 11). В ней тоже использовалась система с капиллярным глубиномером.

Оптики ЛОМО рассчитали широкоугольную насадку на объектив и визир для съемки в маске. Однако развитие видеосъемки привело к прекращению выпуска кинокамер. Так «Нереида», названная мною в честь дочери царя морских глубин Нерея, тоже не увидела свет.

Если оглянуться назад и оценить путь, по которому прошли отечественные создатели подводной техники, то многие наши первые приборы с высоты знаний сегодняшнего наблюдателя могут показаться весьма примитивными. Но этот путь следовало пройти.

Не стоит забывать, что мы жили и творили в условиях отсутствия конкуренции, когда наша неповоротливая промышленность не была заинтересована в выпуске новой техники, предлагаемой энтузиастами морских глубин, и все наши разработки внедрялись с большим трудом. Многое так и осталось «за кадром».

Однако следует признать, что титаническими усилиями именно этих энтузиастов, способных свернуть горы и покорить океан, удалось добиться промышленного выпуска многих приборов и создать огромное современное сообщество подводников.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования