Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


Двенадцать тысяч километров подо льдом

19 марта 2006 года мы отмечали 100 лет подписанному императором Николаем II Указу о введении нового «разряда боевых кораблей императорского флота», то есть учреждении русского подводного флота. В честь этого знаменательного события при поддержке АК «АЛРОСА» мы продолжаем серию публикаций о русском подводном флоте.

Флот - это люди. Самый совершенный корабль или подводная лодка в неумелых руках - не более чем груда железа. Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с одним из тех, кто превращает железо в грозное оружие, - Астаповым Александром Сергеевичем, первым вице-президентом Фонда Героев Советского Союза и Героев Российской Федерации имени генерала Е.Н. Кочешкова.

Кейв-дайвинг считается одним из самых технически сложных видов подводного плавания. И требующим немалого мужества и психологической выдержки. Когда ты знаешь, что над тобой - глухая стена и всплыть ты можешь, только пройдя путь до конца:

А теперь представьте себе, что вам надо пройти пещеру длиной более 12 тысяч километров (6800 морских миль). Всплывать наверх некуда. Остаться «колокольчиком» между дном и грунтом - это максимальная возможность. Даже если вы двигаетесь на одной из самых современных атомных подводных лодок в мире, всплыть, пробив или взорвав полярные льды, вы не можете. И при этом у вас экипаж, никогда не ходивший в трансполярные переходы. Только умение командира правильно спланировать и организовать деятельность экипажа позволило безаварийно пройти этот маршрут. А ведь тогда сложилась самая тяжелая гидрометеообстановка за всю историю арктических походов. В желобе Геральда командир провел свою огромную субмарину там, где ее ото льда и грунта разделяли считаные метры. Несмотря на все сложности, атомный подводный крейсер в назначенном месте точно по времени всплыл, выполнив боевую задачу. Никто в мире, кроме российских подводников, не совершал таких боевых походов. Так становятся Героями России.

DT. Первый вопрос. Как вы стали подводником? Детская мечта?

АА. Вообще-то я хотел быть летчиком. Но в Черниговском летном училище меня списали по состоянию здоровья и отправили в Васильковское техническое училище. Но самолетам «хвосты крутить» показалось мне не слишком интересным делом. Не ту задачу я перед собой ставил в жизни. Ушел оттуда. Год проработал на заводе в Киеве, откуда я родом. А потом решил поступать в Черноморское высшее военно-морское училище имени П.С. Нахимова. Только по одной причине - там готовили специалистов по управлению крылатыми ракетами для морской ракетоносной авиации. Все экзамены сдал на пятерки. Начальник училища предложил: «У нас открываются подводные классы по подготовке специалистов по вооружению подводной лодки. Вы лучше всех сдали экзамены, и мы предлагаем вам». Я согласился. До этого подводную лодку я видел только на картинке. Дальше учеба, практика, стажировки уже на подводных лодках. От дизельных подводных лодок 613-го проекта до новых для того времени подводных лодок 670-го и 675-го проектов.

DT. В каком году вы окончили военно-морское училище?

АА. Я окончил училище в 1976-м. Был направлен на Камчатку во 2-ю флотилию подводных лодок Тихоокеанского флота. Определили меня на подводную лодку 675-го проекта. Служба была сложная. Впрочем, она всегда основывалась на романтике, желании и трудолюбии. Основная задача офицера, который вступил на подводную лодку, - быстрее сдать на допуск самостоятельного управления подразделением и стать равноправным офицером-подводником. Я сдал зачеты и был назначен инженером ракетной боевой части на подводной лодке.

С этого и началось. Мы несли боевые службы, дежурство, производили слежение за авианосными группами и надводными боевыми кораблями противника. Я тогда и дома-то не бывал вообще. Обстановка напряженная: авианосные ударные группы (АУГ) и группы американских боевых кораблей (ОБК) вели активную деятельность в Мировом океане. Таким образом, вопросы защиты интересов российского государства и решали подводные лодки первого поколения.

DT. И как долго вы прослужили?

АА. На Тихом океане я прослужил 15 лет. С лейтенанта до капитана второго ранга. А в 1990 году был сформирован экипаж, с ним я поехал учиться и потом оказался на Севере. Это были уже подводные лодки третьего поколения - 949-го А проекта. Белое море, Северодвинск - там мой экипаж участвовал в достройке и испытаниях двух атомных подводных лодок - «Орел» и «Омск» (949-й А проект). «Орел» - первый корабль, спущенный на воду уже в новой России, в 1992 году. Следующей лодкой стал «Омск», на котором мы ввели экипаж в первую линию, подготовились к плаванию подо льдами Арктики и совершили трансокеанский переход с Северного флота на Тихоокеанский, на Камчатку. Раньше перевод выполняли экипажи Северного флота. Наш экипаж поставил себе задачу: раз сами построили, то и сами должны довезти корабль до основной базы на Камчатке. Так что впервые в истории строительства атомоходов на Севере мы собственным тихоокеанским экипажем пригнали северным путем подо льдами Арктики на ТОФ свой корабль.

Получилось, что я замкнул свое путешествие по всем морям мира. Учась в училище, участвовал в двух дальних походах на учебных кораблях «Бородино» и «Гангут» по Атлантике вокруг Европы. Во время службы на Тихоокеанском флоте был участником ряда боевых служб как в Тихом океане, так и в Индийском. И, наконец, служба на Северном флоте и перевод атомохода с Северного флота на ТОФ завершили мое кругосветное плавание. За этот переход мне было присвоено звание Героя России, а члены моего экипажа были награждены орденами и медалями.

Кстати, именно мы заложили традицию называть корабли нашего класса именами городов России. Правда, «Орел» мы хотели назвать в память первого корабля российского флота при Петре I. А потом, когда мы этого добились, сказали, что это все-таки в честь города Орел. Создалась традиция. По имени городов до Урала получали названия корабли Северного флота, а имена городов азиатской части России получали лодки Тихоокеанского флота. Так появились подводные лодки «Челябинск», «Томск», «Новосибирск», «Смоленск», «Воронеж» и др.

Возвращаясь к вашему вопросу, в общей сложности я прослужил на подводных лодках 20 лет. С первого поколения до последнего, третьего. Закончил службу в 2002 году уже Москве, в Управлении боевой подготовки ВМФ занимался боевой подготовкой экипажей подводных лодок.

DT. Как вы оцениваете нынешнее состояние подводного флота?

АА. Сейчас у подводного флота состояние, конечно, плохое. Такого количества кораблей, как раньше, нет - что на Севере, что на ТОФе. На Черноморском флоте осталась одна «АЛРОСА». На Балтике тоже уже почти ничего нет. А у нас 70 процентов границ - морские, речные или озерные. Значит, нужен флот соответствующий.

DT. Какова задача фонда, вице-президентом которого вы являетесь?

АА. Это фонд поддержки Героев Советского Союза, Российской Федерации, и основная наша задача - оказание помощи и поддержки героям. Это раз. А вторая наша задача - патриотическое воспитание молодежи. Потому что кроме нас, нашего поколения, никто не может быть носителем той информации о патриотизме, о героизме нашего народа во все периоды существования российского государства. Большую помощь в этом нам оказывает АК «АЛРОСА». Ее поддержка в финансировании и реализации благотворительной программы по гражданскому патриотическому воспитанию молодежи неоценима.

DT. Вы профессиональный подводник, а никогда не приходила мысль нырнуть с аквалангом?

АА. Я нырял с аквалангом. С АВМ-5 и АВМ-3. Между прочим, до военно-морского училища я окончил с отличием школу водолазов ДОСААФ. Так что с этим делом знаком профессионально. А для себя, для удовольствия - когда на остров Путятин в заливе Стрелок ходили, я брал акваланг и мы ныряли. Очень красиво.

DT. Ваше пожелание читателям нашего журнала?

АА. Поздравляю читателей с праздником 100-летия подводного флота России. Честно сказать, мне очень приятно, что я к этому делу причастен. Поэтому всех, кто причастен к подводному делу, с праздником! Всех благ, любви и уважения к своему делу. Ведь неуважение к своему делу приводит к ошибкам, которые заканчиваются порой летально. В 99 процентах случаев причиной гибели кораблей является человеческий фактор. А сами лодки у нас очень хорошие, особенно третьего поколения. Я в них влюблен. Нет равных в мире нашим подводным лодкам типа «Гранит» и «Акула» по объему выполняемых ими задач и боевым возможностям. Еще раз поздравляю всех подводников с праздником 100-летия подводного флота. Большого счастья, удачи и любви к подводному делу!


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования