Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


НАД НАМИ БОГ И РУБОЧНЫЙ ЛЮК

Заочный диалог командира подводной лодки «КРАСНЫЙ ДЬЯВОЛ» контр-адмирала Эриха ТОППА и штурмана счастливой «ЩУКИ» адмирала флота Георгия ЕГОРОВА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Начало читайте в предыдущем номере

Николай ЧЕРКАШИН Капитан первого ранга запаса, писатель-маринист, подводник

Фото автора

Финский залив был просто нафарширован минами, причем самых разных конструкций - гальваноударные, магнитные, антенные, они перекрывали водную толщу по всем ярусам - от дна до поверхности. Будь ты семи пядей во лбу, но пробраться сквозь эти смертельные заросли минрепов и чутких антенн мог только очень везучий командир, проложить безопасный путь среди них мог только штурман особого счастья - штурман-канатоходец. Именно такими были капитан 3-го ранга Ярошевич и старший лейтенант Егоров.

- Наиболее опасными были антенные мины, - рассказывает мой собеседник.

- Более половины всех подорвавшихся подлодок с 1941 по 1943 годы погибли именно от антенных мин.

Даже беглый перечень чрезвычайных событий в этом самом обычном для балтийцев подводном походе (любое из них могло стать роковым) весьма впечатляет.

- Наскочили на рифы, огибая сетевое заграждение. Отделались незначительными повреждениями.

- При открывании верхнего рубочного люка командира лодки избыточным давлением выбросило так, что разбил голову о кремальерный запор. Только благодаря новой меховой шапке не раскроил череп.

- Попали под бомбежку финских катеров, но благополучно оторвались от преследователей.

- Пришлось уклоняться от собственной торпеды, которая, выйдя из поврежденного бомбежкой торпедного аппарата, устремилась на «щуку».

И все-таки в том труднейшем походе им удалось потопить фашистский сухогруз «Франц-Рудольф», разведать район боевой подготовки немецких подводных лодок.

Итак, после успешного прорыва в открытую Балтику, после удачного крейсирования у берегов Германии подводная лодка Щ-310 возвращалась домой - в Кронштадт. Для этого ей предстояло заново испытать судьбу - пролезть под стальные сети смерти, продраться сквозь заросли минрепов - тросов, которые удерживают морские мины на глубине и у поверхности. Увидеть их, определить каким-либо способом невозможно. Касание минрепа еще не вызывает взрыва самой мины, которая всегда «висит» где-то вверху, как привязной аэростат, но если лодка заденет трос-минреп основательно, - мало ли выступов на корпусе? - потянет за собой, то притянутая мина непременно рванет.

- Нет более мерзкого звука, чем скрежет стального троса по борту, - продолжает Егоров. - Уходим на глубину 35 метров, через 10 минут - еще на пять. Время обеденное. В третьем отсеке, где находится крохотный стол и узкий диванчик, наш вестовой краснофлотец Романов уже гремит посудой. За столом нас трое - я, механик и Александр Иванович, который рассказывает, как развеселил сегодня электриков какой-то флотской байкой. И в это время...

* * *

Нет, это не взрыв глубинной бомбы, в чем-то уже привычный для нас. Это страшной силы удар по корпусу лодки. Последнее, что я увидел, - тарелки, летевшие к подволоку. Палуба выскользнула из-под ног. Погас свет. Меня бросило на переборку командирской каюты, и тут же послышался свист воды, поступавшей внутрь лодки. Судя по всему, мы стремительно погружались. Сильный толчок в носовой части корабля - подводная лодка легла на грунт. Зажглось аварийное освещение - две крохотные, тускло мерцающие лампочки у люков переборок. Трудно было что-либо разглядеть при таком свете, но все же не тьма кромешная.

Мое место по тревоге в центральном посту. Бегу туда. На всякий случай прихватил свой пистолет, если конец, если все безнадежно, так чтобы не мучиться... Но пока главная забота - гирокомпас. В полутьме отыскиваю его. Он не журчит, как обычно, а ревет, как сирена. От взрыва отключилась следящая система, и гироскоп под влиянием прецессионных сил все набирал и набирал скорость. Ротор вот-вот сорвется с цапф: скорость, которую он набрал, уже превышала шесть тысяч оборотов в минуту! Безобидный в нормальном состоянии, прибор как бы превратился в снаряд. Стоило гироскопу потерять опору, и он стал бы носиться по центральному посту, сокрушая все вокруг.

Только мгновение я думал, как поступить: Операция простая, но ее надо знать. В зависимости от наклона гироскопа достаточно приложить влево или вправо пару сил, что я и сделал. Постепенно ротор гирокомпаса из наклонного положения пришел в нормальное. Рев прекратился.

Бросившись к карте, постарался точно нанести свое место: отсюда должен был пойти отсчет нашего дальнейшего пути. Но сможем ли мы двигаться вообще? Корабль не имел хода, лежал на грунте, глубина около 60 метров. Первый отсек интенсивно заполнялся водой через трещины в прочном корпусе. Хорошо, что аварийная команда во главе с помощником командира успела проскочить туда по тревоге: сразу после взрыва во всех отсеках были наглухо задраены переборочные люки. Таков порядок. Борьба за жизнь корабля ведется поотсечно до последней возможности. И никто без приказа командира корабля, даже при угрозе гибели, не имеет права покинуть отсек.

Второй отсек, где находились стеллажи торпед и яма с аккумуляторными батареями, тоже был основательно поврежден. Центр взрыва мины, видимо, находился где-то в носовой части лодки. Здесь забортная вода проникала через заклепки, и отсек заполнялся не так быстро. Но вода в этом отсеке представляла сама по себе страшную опасность. Стоило соленой морской воде соединиться с электролитом, который вытекал из потрескавшихся аккумуляторных баков, стал бы выделяться хлор. А короткое замыкание между элементами могло вызвать взрыв и пожар. Вот почему команда электриков во главе со старшиной 1-й статьи Лаврешниковым быстро рассоединяла межэлементные соединения и самоотверженно боролась с поступлением воды.

В районе центрального поста прочный корпус выдержал удар взрыва, но была повреждена главная балластная магистраль, соединяющая все отсеки с главным осушительным насосом. Кроме того, именно через этот разрыв в трюм центрального поста стремительно поступала вода, так как забортное давление достигало почти шести атмосфер. Были уже залиты помещения агрегатов, радиорубки, и мы лишились радиосвязи. Вода подбиралась к палубному настилу, полностью затопив трюм центрального поста. Команда трюмных во главе с главным старшиной Говоровым, надев маски изолирующих приборов, опустилась под воду и старалась наложить бугели на трещину магистрали.

Тем временем в первом отсеке аварийная команда работала уже по грудь в воде. Моряки накладывали пластыри, подкрепляли их распорками. Так как разошедшийся шов прочного корпуса был большим, то все, чем можно было его законопатить, пошло в ход, в том числе и мой китель. В пятом отсеке, где находились мотористы, вода тоже сочилась через заклепки. Обнадеживало лишь то, что дизеля, электромоторы, горизонтальные и вертикальный рули находились в строю.

Оценив обстановку в первом отсеке,командир приказал дать туда подпор воздуха. Течь из трещины ощутимо сократилась. Вскоре пробоина была заделана. К этому времени трюмные исправили осушительную магистраль. Заработал главный осушительный насос. Уровень воды в аварийных отсеках стал понижаться.

Внутри лодки обстановка более или менее начала приходить в норму. Ну а наверху? Взрыв мины, по расчетам, произошел в пределах видимости наблюдательного поста на Гогланде. Следовательно, чтобы добить нас, противник мог послать катера. Вот почему крайне необходимо было как можно скорее отойти от этого места.

Как выяснилось впоследствии, фашисты с сигнального поста на острове Гогланд наблюдали взрыв на минном поле и оповестили по радио, что потоплена еще одна советская подводная лодка. Этого, к счастью, не случилось.

Однако впереди были новые испытания. Часам к шестнадцати удалось окончательно справиться с водой и ввести в строй часть освещения. Лодка же, будучи раздифферентованной, не слушалась рулей. Она то валилась на нос, то задирала кверху корму.

Все мы оказались на дьявольских подводных качелях. Хватаясь за что попало, едва удерживались на ногах. По палубе с грохотом и звоном катилось все, что не было закреплено, и все, что сорвало взрывом со своих мест или разбило. Наш корабль, такой чистый и опрятный до взрыва, имел жалкий вид.

Но не зря говорят: беда не приходит одна. Оглядывая пост, я заметил, как напряглось лицо рулевого старшины 2-й статьи Василия Бабича.

- В чем дело? - спрашиваю у него вполголоса.

- Товарищ старший лейтенант, лодка не слушается вертикального руля.

- Переложи руль вправо на 25 градусов, - посоветовал я и стал наблюдать за репитером гирокомпаса. Картушка даже не дрогнула. Я посмотрел на тахометры. Все в порядке. Моторы работали на «Малый вперед».

- Лево на борт! - приказал Бабичу. Картина не изменилась.

Сомнений не было - мы уперлись в какое-то препятствие. Это могла быть скала, а могло быть затонувшее судно, их тогда находилось немало на дне Финского залива. Момента, когда мы уперлись в препятствие, никто не ощутил.

Доложил свои соображения командиру. Он приказал застопорить ход. И мы снова оказались намертво связанными с грунтом. Ощутимо чувствовалось кислородное голодание. Говорить стало тяжело. Чтобы что-нибудь сказать, надо было полной грудью вобрать в себя воздух, а потом на выдохе произнести нужную команду. В горячке мы сначала не заметили, что во время взрыва почти все получили ранения. Но главное было не это. Каждый понимал, что мы застряли где-то на сорокаметровой глубине:

И все-таки они вырвались и из этой западни. Вернулись в родной Кронштадт. Вернулись для того, чтобы однажды встретить свою Победу в том же море, в тех же водах, в которых единоборствовали со смертью наедине с бесстрастной судьбой.

Второй вопрос, который я задал обоим собеседникам, звучал так: где и как вы встретили последний день войны?

Адмирал флота Г.К. Егоров:

- Последний день войны я встретил там же, где и первый, - в Балтийском море на мостике подводной лодки. Только в мае 1945 года я стоял на мостике не как штурман, а как командир подводной лодки М-90. В тот последний боевой поход мы вышли на рассвете 9 мая 1945 года из финского порта Турку. Около 17 часов незадолго до погружения, на мостик спешно поднялся мой помощник - лейтенант Ярушников, выполнявший обязанности шифровальщика: «Срочная радиограмма из штаба!» - «Раскодируйте ее, да побыстрее!»

Пока шла расшифровка - ломал голову: что там могло случиться? Дают наведение на цель? Смена позиции?.. Не угадал.

Лейтенант снова взлетает на мостик, лицо сияет. Читаю строчки и не верю глазам: «Война окончена. Возвращайтесь в базу. Повторяю для ясности: возвращайтесь в базу. Верховский». Что поднялось в душе - не расскажешь, не опишешь... На обратном курсе обошел отсеки и поздравил свой экипаж с победой. Внутри прочного корпуса гремело мощное «Ура!»...

Контр-адмирал Эрих Топп:

- В самом конце войны я командовал подлодкой новейшего проекта - ХХI серии. Это была большая океанская субмарина - самая скоростная в мире. В свой последний поход вышел из Германии 1 мая 1945 года. Приказ о безоговорочной капитуляции принял в норвежских водах 7 мая. Первая мысль - затопить подлодку, сославшись на то, что шифровальщик не смог правильно разобрать радиограмму. Но тут поступило сообщение гросс-адмирала Деница с категорическим приказом: не только не топить подводные лодки, но и не портить их. Мы полагали, что гросс-адмирал действует по принуждению, потому мы имеем право поступать так, как подсказывает офицерская честь. Однако командующий подводными лодками Западного района отверг нашу точку зрения.

8 мая флаг на U-2513 был спущен, а 9 мая мы затопили все торпеды, уничтожили новейшую аппаратуру связи, секретные документы: 16 мая на лодку прибыли англичане, подняли свой флаг. Весь экипаж отправили в лагерь, меня же и еще пятерых ключевых специалистов оставили на лодке.

Дело в том, что к U-2513 проявили большой интерес американцы, они ее и забрали к себе. Их очень интересовалаконструкция наших рулей, идеально приспособленных для больших скоростей подводного хода. Они хотели применить такую же для своих будущих атомных подлодок. Было грустно пересекать Атлантику в качестве военнопленных да еще под американским флагом на мачте. Шли, разумеется, в надводном положении в эскорте американского корабля. Пришли во Флориду - в базу американских подлодок в Джексонвилле.

И тут узнаем, что к нам на борт прибыл президент США Трумэн и что он хочет выйти с нами в море на пробное погружение. Ему не терпелось увидеть в действии самую совершенную подводную лодку в мире. Он прибыл с охранниками и разместился в центральном посту. Почти весь экипаж составляли американские моряки. Меня представили президенту. Мог ли я подумать, уходя от американских глубинных бомб, что однажды выйду в море с президентом США? Но морская фортуна непредсказуема в еще большей степени, чем ее сухопутная сестра. Вышли... Погрузились. Вдруг сгорел предохранитель, и всюду стало темно. Телохранители тут же выхватили пистолеты. Решили, что это начало покушения на президента. Хорошо, что со страху не стали стрелять. Было очень забавно, когда через минуту свет зажегся. Так и стояли с наведенными в разные стороны стволами. Кого они боялись? Призраков германских подводников? - Эрих Топп усмехается.

Последняя его должность - заместитель начальника оперативного отдела в штабе Бундесмарине. Эриху Топпу пришлось уйти в запас в 1970 году. Тогда ему было 56 лет, мог бы служить и служить, но воспротивились норвежские союзники по НАТО, поскольку в печати Эриха Топпа назвали «убийцей норвежских моряков».

- Да, я потопил норвежский корабль. Это было в Северной Атлантике. Я атаковал конвой, шедший из Америки в Англию. Кто мог подумать, что одним из охранявших его кораблей окажется норвежский корвет? Тем более что атака проводилась ночью.

Правительство ФРГ, чтобы не раздражать своих новых союзников по Североатлантическому блоку, уволило совсем не старого еще адмирала в отставку.

Третий вопрос обоим адмиралам. Сначала Эриху Топпу:

- Что бы вы сказали вашему бывшему противнику по войне и коллеге по оружию адмиралу флота Егорову, если бы встретились с ним?

- Я бы сказал ему, что не воевал с русскими подводными лодками и не потопил ни одного русского корабля: Каждый из нас честно служил своему флагу и честно выполнял свой долг. В этом - главная доблесть солдата. Рано или поздно все войны заканчиваются. Кто-то обязательно проигрывает, кто-то - побеждает. Историки и политики разбирают наши действия. Но судит нас только Бог.

На подобный же вопрос адмирал флота Егоров ответил так:

- Немецкие подводники как профессионалы воевали самоотверженно. На морском дне лежат сотни германских субмарин и тысячи немецких подводников. Эрих Топп воевал в Атлантике против Америки: Я на Балтике. Мы оба командовали подводными лодками. Нам обоим повезло - остались живы. Сказал бы я ему при встрече добрые слова? Черт его знает:

На рубке U-552 были нарисованы два танцующих дьявола - красный и черный. Первый - символ выживания, второй - уничтожения. Может быть, они и в самом деле знают?

Как утверждает немецкая военная статистика, Германия потеряла за годы Второй мировой войны 783 подводные лодки. Из 39 000 немецких подводников погибли около 32 000, 5000 тысяч попали в плен. Только 7% подводного флота уцелело ко дню капитуляции. Но и союзникам пришлось заплатить немалую цену германским подводникам: 2000 военных кораблей и судов торгового флота общим водоизмещением в 13,5 миллиона тонн. Погибли около ста тысяч военных и гражданских моряков.

Уинстон Черчилль честно признавался: «Единственная вещь, которая по-настоящему тревожила меня в ходе войны, - это опасность, исходящая от немецких подводных лодок».

У Топпа была Атлантика. У Егорова - Балтика. У каждого свой рубеж, свой барраж, своя судьба. У каждого абсолютно непохожая жизнь, схожая лишь в одном - над головой висел один и тот же дамоклов меч - крышка верхнего рубочного люка, который каждый из них закрывал и открывал по праву командира подводной лодки. Но победа осталась за русским командиром. И этот исторический факт сегодня переосмыслить никому не под силу.

Москва - Дайтона-бич - Пассау


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования