Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ПО СЛЕДАМ КЛЕОПАТРЫ

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО АРХЕОЛОГА

Игорь РУЖИЦКИЙ

Андрей ГОРОДИССКИЙ, Ирина ОРЛОВА Фото

Александрию часто называют городом Клеопатры. Соприкоснуться с древностью, побывать в разрушенных землетрясением дворцах Клеопатры и Марка Антония, посмотреть на остатки знаменитого Форосского маяка, одного из семи чудес света, и было целью трехдневной поездки, организованной в июне Подводным клубом МГУ. Вместе с президентом клуба Дмитрием Орловым познакомиться с тайнами Клеопатры решили тридцать человек, большинство из них о Клеопатре и Марке Антонии знали разве что по фильму с Элизабет Тейлор. В лучшем случае читали Шекспира. Ну, или остались какие-то воспоминания с уроков истории, даже не тех уроков, что сам когда-то посещал, а тех, на которых твои дети что-то узнают по истории древнего мира и тебе потом рассказывают. Надо сказать, что дайверы в группе были все квалифицированные, получившие самые разные сертификаты, для них Хургада и отель «Интерконтиненталь» давно уже стали чем-то вроде своего дачного поселка, а Гифтун и Абу-Рамада воспринимаются как какой-то парк около дома со знакомыми тропками и скамейками. Захотелось чего-то новенького - может быть, приобщиться к истории, к какой-то тайне, познакомиться с подводной археологией. Хотя, естественно, большинству и в голову не приходило, что археология - это серьезно, что этим нужно заниматься, и заниматься долго, что отличить древнюю амфору от современной, специально заброшенной в море для показа, - задача не из простых. Так вот археологов-то среди нас не было. Были биологи, технодайверы, люди, разбирающиеся в рэках, но не археологи. Мне доводилось встречать подводных археологов в Алуште. Отличает их не столько теоретическая подготовка и желание искать и находить (такое желание было и у большинства из нас), сколько бережное и очень внимательное отношение к любому камушку, любому черепку. И конечно, они просто видят то, что нам видеть не дано. Ну а теперь, собственно, о самой поездке.

В двадцатимиллионный Каир прилетели ночью. С высоты всех поразили бесконечные огоньки города, уходящие куда-то за горизонт, - ведь большинство из нас в столице Египта впервые. А вот дневной Каир, с его трущобами, постоянно надстраивающимися домами, с его мечетями и базаром, скорее похожим на маленький город, показался не таким огромным. Очень быстро преодолели все таможенные формальности, загрузились в автобус и - в Александрию. Сопровождали нас два араба. Один - представитель принимающей турфирмы, он был с нами практически постоянно в течение всей поездки, второй - охранник. Наши охранники - это тема для отдельного рассказа. Каждый день они менялись, но вместе с тем было в них нечто общее, делающее их похожими на негра из фильма «Люди в черном»: высокого роста, накачанные, с набитыми кулаками, они тщетно пытались прикрыть широкими пиджаками пояс с висящими на нем «узи» и армейской рацией. Эти ребята находились с нами всегда: в автобусе, на всех экскурсиях, в ресторанах во время ужина, на одной из яхт (нас разделили на три группы, так что и яхт было три): Никогда не забуду бедного «телохранителя» на яхте: после двухчасовой болтанки в море он, бледный, вышел на корму, вцепился обеими руками в бортик и голосом умирающего евнуха произнес: «Хэллоу». У него нет с собой таблеток, он не имеет права прыгнуть за борт, он вообще ничего не может, его дело - присутствовать и охранять. До сих пор вспоминаю, как растерялся охранник на каирском рынке, когда все его подопечные разбежались в разные стороны. Пришлось ему выбрать самую большую группу для сопровождения - заслуженного тримиксника с двумя девушками. Рассказами с различными вариациями о том, как арабы на рынке воспринимали эту процессию - богатый муж с двумя женами и следующий за ними телохранитель - мы забавлялись весь последний вечер в Каире. Тем не менее такие меры безопасности в Египте - вещь совершенно необходимая. Время от времени случаются теракты, а каждый теракт - сильнейший удар по туристическому бизнесу.

И вот мы в Александрии. Несмотря на ночь, машин на дорогах очень много. Первое, что бросается в глаза, - огромное количество «жигулей». В основном - желто-черные такси. Потом от экскурсовода мы узнали, что в Египте до сих пор работают заводы, выпускающие «копейки» и «шестерки». Этот экскурсовод, кстати, тоже, наверное, запомнится надолго, в основном благодаря своим несколько раз произнесенным с настоящим кавказским акцентом фразам: «Господа и дамы», «Еще раз посмотрите направо. Это не Александрия, это Москва: «жигули», «жигули», «жигули»:», «Слева вы видите маленький, но очень красивый мечеть». Учился он в Москве, в Институте русского языка им. Пушкина, но в общежитии его соседями точно были грузины.

Александрия - город абсолютно не туристический. Редко можно увидеть вывеску на другом, кроме арабского, языке. Какого-то сервиса, соответственно, тоже нет. Жили мы, видимо, в лучшей гостинице Александрии - пятизвездочном Helnan Palestine, с чудесным парком, окруженным трехметровой стеной. Напротив - королевский дворец, являющийся в настоящее время резиденцией президента Хосни Мубарака, поэтому каждые десять метров - полиция или служба охраны.

С самого первого дня у нас сложилось впечатление, что весь город собирается на набережной. Почти все женщины, независимо от возраста, в платках или, редко, в паранджах. Платки разной длины и расцветки и современные джинсы - главная особенность египетской моды. Именно набережная и является основной достопримечательностью Александрии. Здесь и построенная недавно библиотека, одна из крупнейших в мире, и королевский дворец, бывшая резиденция Мохаммеда Али, благодаря которому Александрия и стала в конце XIX века вторым по величине городом Египта.

Дайв-центр Alexandra Dive, единственный в Александрии, расположен на этой же набережной. И огромное количество пляжей. Очень грязных, хотя и не грязнее, чем, например, в Симеизе. По крайней мере, по утрам весь мусор убирают. И такое впечатление, что в этом городе никто не работает: огромное количество народа сидит в воде (именно «сидит», плавать практически никто не умеет или не хочет), причем многие в одежде. Здесь же купают лошадей. Весь этот народ, находящийся в воде, бурно приветствовал нас, когда мы возвращались на берег. То ли радовался, что мы вернулись (что маловероятно), то ли просто радовался:

А теперь собственно о погружениях. День первый, он же - день приезда. Запланировано два погружения, их нужно сделать очень быстро и в определенное время, поскольку в другое время работают археологи. Двухминутный первый и последний за все время брифинг: нам говорят, что первые два метра (всего - пять-восемь) видимость не очень хорошая, но потом, глубже, все будет замечательно.

В результате оказалось, что первые два метра видимости не было вообще, что, в общем-то, и не удивительно, поскольку ныряли мы практически в порту: вязкая желтовато-коричневая субстанция, в которой полностью теряешь ощущение пространства. На пяти метрах действительно кое-что можно было рассмотреть. Об этом «кое-что» на брифинге тоже было сказано несколько слов, точнее, показано несколько жестов (если гид изображает пальцами что-то вроде венка - это греческое, если кладет кулак на грудь - римское, если скрещивает руки на груди - древнеегипетское), - греческие и римские амфоры, остатки колонн, сфинксы, жернова. Гиды буквально заставляли все это внимательно рассматривать, трогать руками, чтобы почувствовать, какая поверхность гладкая, даже откопать амфору, они подробно показывали, что вот через эту дырку в камне насыпали зерно, а этим большим камнем измельчали: Когда же пытаешься объяснить, мол, все, я уже нагляделся, понял, поплыли дальше, посмотрим еще что-нибудь, то они очень сильно обижались. И наоборот, были по-детски счастливы, когда давали им знать: да, я понял, это сфинкс, а это - его закругляющийся хвост (проводишь рукой по этому хвосту), а это - его лапы. Спрашиваешь, где голова? Нет, здесь сфинксы только без голов. Сфинксы с головами, почему-то отломанными и лежащими в стороне, находятся в другом месте, там мы будем нырять позднее. Остатки колонн с какими-то древнеримскими письменами, амфоры с рисунком змеи, «знаком Клеопатры», - все это было. Жаль только, что, несмотря на плохую видимость, а иногда и невидимость, под водой пробыли всего 32 минуты, а максимальная глубина - только 8,2 метра (ведь чем глубже, тем лучше и видимость). Температура воды - 26°С, воздуха - 28°С.

Сразу же идем ко второму месту погружений с весьма поэтическим названием «Остров влюбленных» - оно в той же бухте. Здесь, как и на всех других «островах влюбленных», нужно оставить монетку, и тогда твое любовное желание сбудется. Находишь на дне одну из таких монеток в два евро, поднимаешь, чтобы показать гиду, а вовсе не для того, чтобы утащить с собой; это вызывает у него такое сильное возмущение, что немедленно бережно кладешь ее обратно. Условия погружения примерно такие же: максимальная глубина - 5,2 метра, время под водой - 36 минут. Из достопримечательностей, кроме амфор и остатков колонн, небольшой итальянский самолет времен Второй мировой войны. Появляется хоть какая-то живность, в основном крабы, чему очень сильно радуешься: оказывается, и здесь, в такой воде, есть жизнь.

Очень радостный гид спрашивает на яхте, понравилось ли погружение. Отвечаешь, что да, конечно, как же иначе. На берегу - разбор снаряжения. Привычных ящичков для снаряжения в дайв-центре нет: кладут в ванну все вместе, обещая, что сами промоют в пресной воде, и все будет в порядке. Все, действительно, на следующий день было в порядке, только многим пришлось искать утром или костюмы, или перчатки, или еще что-нибудь, правда, в конце концов все-таки нашли.

Главные тосты вечером - за то, что соприкоснулись с древней цивилизацией, за Клеопатру, за Марка Антония и т.п. Но невозможно было избавиться от мысли, что да, ну вот амфора, может, действительно древняя, но, наверное, ее уже поднимали на берег ученые, а потом, как не представляющую большой исторической ценности, опустили обратно под воду. Сфинксов же - тех, что с головами, - скорее всего, отвезли в музей, а этих, калек, оставили для нас. И что самое главное, - чувствуешь себя профаном: ты же ничего не понимаешь в этом - в истории, амфорах, сфинксах: - зачем же тебе все это надо? куда ты полез? Все-таки нет, находишь объяснение: это что-то новое, такого еще не было, а история: потом почитаю, узнаю, изучу:

На второй день было запланировано два погружения на рэк. Шторм балла эдак три, но, как нам говорят в дайв-центре, это даже хорошо - хорошо, что ветер с другой стороны, поэтому видимость будет получше. Предполагалось, что мы дойдем до места минут за двадцать. Пытаешься узнать у гида, что за рэк. Так, для порядка. Гид радостно (вообще, восторженность, наверное, - главная черта александрийских гидов) объясняет, что это египетская баржа, затонувшая лет тридцать назад, и что это очень интересное погружение, потому что баржа очень большая. Как потом выяснилось, гид на другой из наших яхт рассказывал о том, что это грузовой корабль, затонувший во время Второй мировой войны. Это, в общем-то, и не важно, потому что баржу мы так и не нашли. Когда все, что можно было выпить от морской болезни, было выпито, раздался радостный крик гида, что найден совсем другой рэк - немецкий военный корабль. Всего же в александрийской бухте, как сказал хозяин дайв-центра, их около двадцати. Так что при желании можно совершить рэк-сафари и получить море удовольствия, если сумеешь найти эти рэки.

Посудина и в самом деле оказалась довольно интересной. После погружения - традиционный вопрос гида, понравилось ли нам, и снова радостный рассказ о том, что следующий дайв будет здесь же, но мы уже пойдем с проникновением внутрь корабля. Через полчаса (больше «отдыхать» в шторм уже никто не хотел) снова круги на яхте, канат, спуск на 32 метра: Одна каюта, другая, и через двадцать минут гид, опять же радостный, показывает, что у него кончился воздух. Вот так завершился второй день в Александрии. На других яхтах, правда, все было по-другому. Третий день не мог не оправдать наших ожиданий, поскольку был запланирован Форосский маяк. Огромные остатки маяка на глубине 8 метров - квадратные, сердцевидные, с какими-то надписями и рисунками, - мы плавали вокруг них чуть больше часа. Красный мрамор, такой же гладкий, как мраморные колонны и стены в метро. Действительно ощущаешь всю мощь этого чуда света, он же был в высоту около 160 метров. Хотя, как знать, испытали бы мы те же чувства, если бы не знали, что это Форосский маяк, а, предположим, случайно обнаружили бы под водой такую же груду камней.

Последнее погружение - в той же самой бухте и в тот же день. Только пришлось причалить к берегу и поменять яхту, потому что гид поругался с капитаном. Это последнее погружение в моей памяти осталось под названием «стол Клеопатры». Именно здесь мы поняли, что в первый день видимость была вовсе не плохая. Стоило хоть на секунду упустить из виду желтые кончики ласт гида в полуметре впереди, и уже начинаешь ощущать себя в полном одиночестве. А это финальный дайв, и так хочется найти какой-нибудь артефакт, ну хоть что-нибудь... Поэтому вся наша группа из пяти человек напоминала детишек, копошащихся в песочнице, что видимость, конечно же, не улучшало. Гоняющий вокруг нас гид с погремушкой органично дополнял эту фантасмагорическую картинку. В итоге, когда мы нашли стол Клеопатры, большую плиту из красного мрамора, трое из нашей группы потерялись. И снова - мечущийся гид со своей погремушкой, периодически подплывающий к нам и удивляющийся, почему же его не слышат. Объяснить, что его погремушка трещит со всех сторон, невозможно. Наконец, когда мы уже почти уснули на этом «столе Клеопатры», нашлись остальные, а гид успокоился только тогда, когда заставил всех провести рукой по гладкой поверхности мрамора. В результате - 71 минута при глубине 5,7 метра.

Последний, четвертый, день - Каир, с его пирамидами, сфинксом, старым рынком, прогулкой по Нилу: Впрочем, это уже отдельная история.

По Дмитрию Орлову, есть три вида дайвинга: если Бездна голубая, то это отдых, если синяя, то это уже спорт, а там, где Бездна становится черной, - начинается экстрим. В этой короткой поездке я познакомился с четвертым видом - археодайвингом, где Бездны нет вообще, кроме Бездны нашего незнания истории. Но стол Клеопатры мы все-таки гладили:

КОММЕНТАРИЙ Дмитрий ОРЛОВ

Да уж, согласен с автором, прикольное это место - Александрия. Те из вас, кто отдыхал в Хургаде или Шарме и потому думает, что был в Египте, глубоко ошибаются. То были международные курорты, на которых просто работают египтяне. А вот Александрия - настоящий арабский город, одновременно старый и современный, с ярким колоритом, восточной суетой и пестрыми красками. Чего стоят одни только трансферы из отеля в дайв-центр через всю длинную вечно-праздничную набережную, наполненную гомоном и движением!

Не так давно был открыт затонувший город, похороненный под мутными водами Средиземного моря в результате сильнейшего землетрясения два тысячелетия назад - во времена заката Римской империи. Лучшие колоссы и скульптуры ученые-археологи тогда, естественно, бережно вымыли помпами из песка и ила, подмазали трещины и отправили по лучшим музеям мира. То, что есть нынче на дне, - а разного добра и сейчас немало, - досталось «на растерзание» нам, любопытным дайверам, пребывающим в вечном поиске новых впечатлений и знаний. На подводные артефакты туристам разрешили нырять примерно год назад, да и то только в короткий период с 14.00 до 16.00. Все остальное время на полигонах работают профессиональные археологи. В Александрии есть только один дайвинг-центр, предлагающий погружения в историю. Его организовал кандидат наук, увлеченный подводной археологией. Именно доктор Ашраф обеспечивал подводные исследования и поисковые работы предыдущих научных экспедиций. В дайв-центре нет ни одного инструктора PADI, а про наличие дайверских сертификатов у тридцати человек так никто за все время и не спросил, да и сервис там скорее этакий институтский, нежели курортный. Тем более что наша группа стала фактически первой организованной группой дайверов, которую принимал дайв-центр, - таких чудаков, как мы, мало во всем мире.

Все участники поездки, несмотря на богатый опыт, успели привыкнуть к стандартным условиям погружений: к чистой, прозрачной воде, ярким кораллам, подробным брифингам, профессиональным менеджерам, пятизвездному сервису. Местный же букет оказался, мягко говоря, иным: грязная желтая вода с привонью и видимостью 30 см (все лучшие сайты находятся в порту), отсутствие живности, неопытные гиды, бестолковый менеджмент, сильный ветер, штормовая погода и крохотные катера, не предназначенные для дайвинга. Зато как приятно было осознавать, что мы здесь погружаемся и видим то, чего никогда не видели другие дайверы! Можно ли сравнить погружение на «девственный» рэк, про который знают только два-три местных гида, на котором не бывала ласта другого дайвера, в чьих трюмах лежат нераспечатанные бутылки с французским вином со времен Второй мировой, с огромными толпами на судне «Тистлегорм», где еще нужно выстоять длинную очередь, чтобы забраться в трюм. Хотя, конечно, это вопрос приоритетов: кому-то больше нужны открытия, кому-то - пять звезд и мягкие кресла.

В общем и целом, за короткую трехдневную поездку мы узнали о Древнем Египте значительно больше, чем за всю предыдущую жизнь. Жаль, конечно, что сфинксы оказались без голов, «чудо света» за тысячи лет превратилось в груду камней, в амфорах не было античного вина, дворец Марка Антония совсем не походил на дворец, а стол Клеопатры не был похож на стол, - но ведь это и есть настоящее дыхание древнего мира, глоток которого мы так весело сделали в этом путешествии...


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования