Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ЛУЗИТАНИЯ. Двойное предназначение

Окончание. Начало в предыдущем номере

Найджел ПИКФОРД (Nigel Pickford) перевод Евгения МАМОНТОВА.

Реакция Уинстона Черчилля, сэра Джона Фишера (John Fisher) из Адмиралтейства и капитана Ричарда Уэбба (Richard Webb), директора Отдела торговли Адмиралтейства в Управлении торговли, на гибель «Лузитании» последовала немедленно и выразилась в том, что они возложили вину за катастрофу на незадачливого капитана Тернера, который оказался среди выживших. Его обвиняли в том, что он не подчинился приказам. Все трое осуждали его в самых резких выражениях. Уэбб написал меморандум, в котором назвал Тернера «не дураком, но мошенником», а Черчилль посчитал, что «мы обязаны предъявить капитану иск без промедления». Какому именно приказу не повиновался капитан Тернер, совершенно не ясно. Приближаясь к южному побережью, он получил две телеграммы. Действительно, первая телеграмма предписывала ему оставаться в средней зоне Ла-Манша, приблизительно на расстоянии 20 миль от берега, - а «Лузитания» была затоплена в 12 милях от берега. Однако телеграмма не принимала в расчет тот факт, что два последних дня в Атлантике стояла очень туманная погода; как и любой хороший моряк, капитан Тернер стремился приблизиться к земле, чтобы установить точное местоположение. Последующая телеграмма противоречила первой - она утверждала, что подводная лодка действует на расстоянии 20 миль от маяка Конингбег (Koningbeg). Не трудно сделать вывод, что раздражение Черчилля и его единомышленников, направленное на капитана Тернера, - это инстинктивная защитная реакция на катастрофу. Кроме того, на тот случай, если бы вдруг возникли какие-то неудобные вопросы, Адмиралтейству было выгодно иметь козла отпущения. И Фишер, и Черчилль недолго оставались на службе после потопления «Лузитании». Фишер через две недели ушел в отставку с поста первого морского лорда, а Черчилля заменил А. Дж. Бэлфор (A. J. Balfour).

«Лузитания» затонула на глубине примерно 300 футов. Нос судна ударился о морское дно, в то время как корма все еще находилась над поверхностью воды. Столь знаменитое судно, да еще лежащее на относительно небольшой глубине: Естественно, что рано или поздно должны были быть предприняты попытки поднять ценности. Тем более что интерес подогревался предположениями прессы о миллионах фунтов стерлингов в золотых слитках, находящихся на «Лузитании». Первой оказалась компания с внушительным названием British Semper Paratus Salvage Company. В 1923 году ее владелец Каунт Ланди (Count Landi) заявил, что в сейфе судового казначея лежат 3 миллиона фунтов стерлингов золотом. Далее счастья попытали капитан Бенджамин Ливитт (Benjamin Leavitt) и Саймон Лейк (Simon Lake). Поразительно, но ни одна из этих экспедиций не смогла даже обнаружить гигантское судно, не говоря уже о подъеме ценностей с него. «Лузитанию» удалось обнаружить только в октябре 1935 года с помощью одного из первых эхолокаторов, который был разработан шотландской компанией Tritonia Corporation. Компания связалась с инженером Перессом (Peress) из Манчестера, и он сконструировал водолазный костюм, способный выдержать давление на глубине 300 футов.

И вот 27 октября 1935 года водолаз Джим Джаретт (Jim Jarett) опустился на затонувшую «Лузитанию». Организаторов спасательной экспедиции ждало большое потрясение - на этой, в общем-то, небольшой глубине царила непроглядная темнота. Следующие два года были потрачены на разработку осветительных систем и заключение контрактов с заинтересованными кинокомпаниями. Но в 1938-м из-за нависшей угрозы войны британское правительство наложило запрет на все дальнейшие операции.

После Второй мировой войны английский флот использовал «Лузитанию» для учебных стрельб. В итоге глубинные заряды, сброшенные на ржавеющий лайнер, еще сильнее повредили его корпус, а неразорвавшиеся заряды превратили подъемно-спасательные работы в достаточно рискованное мероприятие. В июне 1948 года корабль Адмиралтейства «Реклэйм» (Reclaim) встал на якорь прямо над «Лузитанией» и отправил вниз флотских водолазов. Зачем это предприняли, держалось в секрете.

Как известно, лайнер перевозил на своем борту значительное количество меди и латуни, что заинтересовало подъемно-спасательную компанию Risdon Beazley Ltd, которая в 1950-х годах также бросила якорь в районе гибели «Лузитании». Однако ничего не было поднято. В 1960 году американский водолаз Джон Лайт (John Light), сотрудничавший с Би-би-си, опустился к затонувшему судну в легком подводном снаряжении. Результатом этого погружения стал фильм «50 фатомов глубины» - один из самых ранних подводных фильмов. К концу 1970-х годов, несмотря на разнообразные поисковые работы, с «Лузитании» было поднято очень немного ценностей. Каждая последующая экспедиция еще раз подтверждала: одно дело - доставить водолаза на затонувшее судно, а совсем другое - обеспечить этого водолаза мощными ресурсами и необходимым временем для выполнения сколь-нибудь значительных работ.

В начале 1980-х годов американская компания Oceaneering, имеющая опыт монтажа и обслуживания прибрежных нефтяных вышек, получила контракт от нового консорциума, возглавляемого уроженцем Уэльса Джоном Пирсом (John Pierce). Использующая последние достижения в области глубоководных погружений и имеющая поддержку в виде мощных захватов, управляемых с поверхности, эта экспедиция в смысле технического оснащения стала самой лучшей для своего времени. С «Лузитании» успешно подняли ряд трофеев, в том числе 6000 посеребренных чайных ложек, коробку золотых корпусов для наручных часов, настенные латунные часы (172 шт.), большое количество тарелок и блюд, а также иллюминаторы, взрыватели, несколько пустых рам для картин и три или четыре гигантских бронзовых гребных винта. Увы, никаких золотых слитков обнаружено не было.

После проведения компанией Oceaneering подъемной операции, как это весьма часто случается, когда дело касается затонувших судов, тут же появились некие заинтересованные организации, которые принялись оспаривать в суде первоначальное право собственности на поднятые артефакты. Департамент транспорта заявил свои права на найденные предметы, аргументируя это следующим: поскольку первоначальное право собственности не ясно, оно автоматически переходит к английской Короне. Мистер Джастис Шин (Justice Sheen) отверг этот аргумент, заявив: раз «Лузитания» лежит в международных водах, она находится вне юрисдикции Короны, а поскольку право собственности не может быть обосновано, спасатели становятся фактическими обладателями поднятого груза. Незадолго до этого один американец, Грег Бимис (Greg Beamis), заявлял, что артефакты принадлежат ему, поскольку он приобрел права на корпус «Лузитании» у Cunard Line. Действительно, ряд поднятых предметов подпадал под категорию судового имущества и оборудования, но вот то, что изначально перевозилось как груз, не подпадало под эту категорию и, соответственно, не могло принадлежать компании Cunard Line.

В результате всего этого возникает вопрос: есть ли на «Лузитании» вообще что-то достойное спасения? Вероятность того, что на борту находится большое количество принадлежащих британскому правительству золотых слитков, минимальна. В 1915 году Объединенное Королевство перевозило золото в Америку в оплату поставок оружия; и исключительно редко движение происходило в противоположном направлении (если подобное движение вообще когда-нибудь происходило). В своей увлекательной книге, рассказывающей о гибели «Лузитании», Колин Симпсон (Colin Simpson) обосновывает наличие значительного количества золотых соверенов и других ценностей в сейфе судового казначея. Он высказывает следующую точку зрения. Большинство пассажиров первого класса вполне могли везти с собой по 40 - 50 фунтов стерлингов в золотых соверенах для повседневных покупок - тех покупок, которые не оплачиваются до завершения путешествия. Известно, что пассажиров первого класса на судне было 291. Значит, общее количество этих мелких монет могло быть весьма значительным. Следует добавить также, что некоторые пассажиры могли сдать свои драгоценности на хранение казначею, который, естественно, должен был убрать их в свой казначейский сейф. Так, например, известно о существовании страхового иска на жемчужное ожерелье в размере $100 000. К сожалению, в процессе двух экспедиций компании Oceaneering, предпринятых в начале 1980-х годов, не удалось проникнуть в ту часть судна, где находился сейф казначея, - этому помешали чудовищные разрушения и огромное количество обломков.

Возможно, наиболее впечатляющая история, относящаяся к «Лузитании», касается не золота и драгоценностей, а произведений искусства. Симпсон утверждает, что сэр Хью Лэйн (Huge Lane), директор Национальной галереи Ирландии, вез на борту ряд ценных полотен, включая работы Рубенса, Тициана и Моне. До недавнего времени считалось, что такие полотна неизбежно должны были быть испорчены морской водой, и тот факт, что водолазы Oceaneering обнаружили пустые рамы, казалось, подтверждает это. Однако декларация судового груза, составленная Управлением таможни в Нью-Йорке, указывает только на одну упаковку картин, застрахованную на сумму $2312, - цена, которая никак не может считаться достаточной для работ великих мастеров прошлого. Вполне возможно, что пустые рамы как раз от тех произведений, что были задекларированы. А вот картины, принадлежавшие Лэйну, могли и вовсе не упоминаться в судовой декларации, так как перевозились как часть его личного багажа. Симпсон заявил, что якобы эти редкие работы были запечатаны в водонепроницаемые цинковые контейнеры, что вызвало нездоровый ажиотаж. Ирландское правительство восприняло это заявление настолько серьезно, что в феврале 1995 года наложило запрет на совершение дальнейших погружений в месте гибели «Лузитании». Правда, совершенно неясно, как согласовать этот запрет с постановлением Британского суда, согласно которому судно лежит в международных водах.

Есть еще одна тайна, которая до сих пор не получила удовлетворительного объяснения. Касается она второго взрыва, а его засвидетельствовали почти все пережившие катастрофу. До недавнего времени считалось, что этот второй взрыв был вызван взрывчатыми веществами, нелегально перевозимыми в трюме «Лузитании». В 1993 году Баллард (Ballard) провел тщательнейшее детальное исследование затонувшего судна с помощью киносъемки и сделал следующий вывод: второй взрыв мог быть вызван воспламенением угольной пыли от удара первой торпеды. Баллард исключил версию о наличии взрывчатых веществ, аргументируя это тем, что склад боеприпасов «Лузитании» находился далеко от места попадания первой торпеды, даже переборка, расположенная между этими двумя местами, осталась целой.

Симпсон считает, что помещение, в которое попала первая торпеда, в этом рейсе не использовалось в качестве угольного бункера, хотя и было помечено как таковое на плане. Дело в том, что это пространство преобразовали в помещения для перевозки дополнительного объема груза. И выглядит это вполне логичным. Известно, что в своем последнем рейсе «Лузитания» двигалась на небольшой скорости, чтобы экономить уголь. Известно также, что в то время имелась крайняя необходимость увеличить объем груза, перевозимого судном на обратном пути. Это снова открывает дорогу предположениям, что взрывчатые вещества все-таки могли присутствовать на судне - либо внутри, либо над передним угольным бункером, куда ударила торпеда, - что в какой-то степени согласуется с выводами Балларда. Но до тех пор, пока секретные архивы «Лузитании» не будут открыты, маловероятно, что мы узнаем истину.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования