Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ЛУЗИТАНИЯ. ДВОЙНОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Найджел ПИКФОРД (Nigel PICKFORD) Перевод Евгений МАМОНТОВ

Вначале Первой мировой войны как союзники (Британия, Франция, Россия), так и страны германской коалиции (Германия, Австро-Венгрия и Турция) полагали, что превосходство на море должно стать ключевым фактором, способным определить исход войны. И Британия, и Германия построили новые мощные военно-морские флоты. Главнокомандующий британскими королевскими ВМС Джеки Фишер (Jackie Fisher) принял на вооружение линейные корабли класса «дредноут», а все линейные корабли более ранних выпусков были сняты с эксплуатации. В результате Британский королевский флот оказался более крупным и лучше подготовленным к войне.

Но ожидаемая конфронтация так и не началась. Не считая двух ранних операций в Южной Атлантике (одной из которых была атака немецкой Тихоокеанской эскадрой Фолклендских островов в декабре 1914 г.), до июня 1916 года, когда состоялась битва за Ютландию, произошло лишь несколько существенных столкновений на море. Как до, так и после Ютландии, если оставить в стороне случайные столкновения у восточного побережья Британии, морской флот Германии дислоцировался на своих базах в Северном море. Причина была в том, что, несмотря на всю значимость линкоров, их эффективность была подвергнута сомнению с появлением новых факторов риска - подводных лодок, аэропланов и мин.

Именно подводные лодки, до этого считавшиеся лишь вспомогательным оружием, готовы были стать самым важным из всех существующих видов военных кораблей.

В феврале 1915 года Германия объявила блокаду, заявив, что воды вокруг Британских островов являются военной зоной. Торговые суда, входящие в эту зону, могли быть потоплены подводными лодками - и если потребуется, то без предупреждения. В приемах ведения войны на море началась новая эра. Британия ответила захватом грузов, направлявшихся в немецкие порты, в то время как американское правительство выпустило предупреждение о том, что Германия будет нести ответственность за потопление любого американского судна и гибель людей. И вот в такой обстановке 7 мая 1915 года в 12 милях к югу от побережья Ирландии немецкая лодка U-20 атаковала лайнер «Лузитания» (Lusitania), принадлежавший компании Cunard Line и совершавший обычный по расписанию рейс Нью-Йорк - Ливерпуль. Лайнер имел длину 762 фута и водоизмещение 30 396 тонн. На борту «Лузитании» находились почти 2000 человек пассажиров и команды. 1195 человек погибли.

Сложился миф, что это жестокое военное преступление Германии - затопление «Лузитании» - всколыхнуло общественное мнение и вынудило Соединенные Штаты вступить в Первую мировую войну. Но, как это часто бывает, правда не столь проста, как ее пытаются преподнести. Не следует забывать, что «Лузитания» не была обыкновенным пассажирским лайнером и что Америка не вступала в войну еще почти два года после ее гибели.

«Лузитания» стала знаменитой еще и по другой причине. В духе того времени многие полагали, что на борту судна находился драгоценный груз - вскоре после войны пошли слухи о том, что на затонувшем лайнере полно золотых слитков. Это предположение, вне всякого сомнения, подогревалось завесой параноидальной секретности вокруг обстоятельств гибели судна. За период с 1920 по 1980 год было предпринято множество нелегальных попыток поднять груз. Только когда архивы Английского банка были открыты для публики, исследователи получили возможность полностью развеять слухи о золоте. Хотя возможно, что «Лузитания» все же везла ценные произведения искусства.

«Лузитания», принадлежавшая Cunard Line, была самым быстроходным судном того времени и самым прекрасным. С сентября 1907 года она совершала регулярные рейсы между Ливерпулем и Нью-Йорком. Во время путешествия пассажиры первого класса были окружены ни с чем не сравнимой роскошью. Обеденный салон со сводчатым потолком в великолепном стиле Людовика XVI олицетворял собой красивую жизнь времен короля Эдуарда, к которой были привычны богатые пассажиры. Такая пышность, естественно, повлияла на цену билетов для тех, кто желал путешествовать в роскоши: билет первого класса в один конец стоил $4 000 (сегодня это эквивалентно $200 000). Даже у пассажиров третьего класса были вполне приличные каюты и еда на уровне. Сто лет назад трансатлантические путешественники не могли и мечтать о подобном.

Большинство из 1255 пассажиров «Лузитании» не подозревали, что у судна было двойное предназначение. Оно было задумано одновременно и как военный корабль, и как лайнер. Британское адмиралтейство, выделившее на строительство судна огромный заем (2,6 миллиона фунтов стерлингов) потребовало, чтобы его конструкция позволяла трансформировать судно в вооруженный торговый крейсер. В частности, «Лузитания» имела продольные отсеки для хранения угля (стандартное требование Адмиралтейства), но при этом один из отсеков должен был способствовать в случае необходимости быстрому затоплению корабля. В 1913 году, когда вероятность войны с Германией возросла, «Лузитанию» поставили в сухой док и оборудовали вращающимися орудийными башнями, замаскированными под палубой, которые могли быть приведены в боевое положение в течение нескольких минут.

В начале войны действующая конвенция о кораблях, совершающих морские путешествия (Cruiser Convention), гласила: когда обеспечивающий блокаду военный корабль сталкивается с торговым морским судном, он обязан идентифицировать себя. Если суда принадлежат к противным сторонам, капитану торгового судна должна быть предоставлена возможность пересадить пассажиров в спасательные шлюпки, и только после этого его можно захватить или потопить. Цель конвенции заключалась в том, чтобы минимизировать потери среди гражданского населения. В течение первых месяцев войны эта конвенция соблюдалась. С потоплением «Лузитании» все изменилось в один миг - в тот самый миг, когда в корабль попала торпеда, выпущенная без предупреждения. Конечно, «Лузитания» была не первым потопленным торговым судном, но она была первым судном, гибель которого сопровождалась столь катастрофическими людскими потерями. «Лузитания» ушла под воду меньше чем за 20 минут. Хотя этот случай и спровоцировал дальнейшие грубые нарушения закона, не столь широко известно, что Уинстон Черчилль (Winston Churchill), тогдашний военно-морской министр Адмиралтейства, фактически приказал всем капитанам морских торговых судов игнорировать конвенцию, чем вынудил немецкую сторону открывать огонь, прежде чем людей успевали высадить в шлюпки. Он также проинструктировал капитанов торговых судов маскировать свои суда и поднимать американский флаг. Черчилль надеялся, что немецкие U-лодки рано или поздно примут настоящее американское судно за английское и атакуют его, в результате чего Соединенные Штаты Америки вынуждены будут вступить в войну.

Почти сразу после гибели «Лузитании» появились предположения о том, какой на самом деле груз находился на ее борту в том самом рейсе, который стал для лайнера последним и роковым. По таможенным правилам США, торговым судам не разрешалось перевозить военный груз ни одной из воюющих стран Европы. Подобные действия могли не только подвергнуть нежелательному риску гражданских лиц, но также поставить под угрозу нейтралитет США. Несмотря на эти правила, англичанам удавалось получать достаточное количество контрабандного груза, главным образом благодаря огромному числу сочувствующих им влиятельных людей в Нью-Йорке. Следовательно, почти определенно можно сказать, что пассажиры «Лузитании», мирно потягивавшие коктейли в баре первого класса, даже не подозревали, что в трюмах судна в больших объемах запрятаны смертоносные взрывчатые вещества. Британское Адмиралтейство постоянно опровергало предположения о том, что на борту «Лузитании» находились взрывчатые вещества, отмечая, что и в официальной декларации судового груза о них не упоминается. Правда, имелась ссылка на артиллерийские снаряды, но, благодаря некоторым нюансам в таможенных правилах США, эти снаряды можно было экспортировать при условии, что в массе своей они невзрывоопасны. Тщательное изучение декларации выявляет ряд нарушений, которые указывают на детально разработанные уловки. Например, в декларации упоминается о мехах на сумму $150 000, отгруженных для некоего Альфреда Фрейзера (Alfred Fraser). Как сейчас уже известно, он являлся секретным агентом, работавшим на Британию. Мнимые меха были загружены в Rheabot и Hopewell, двух американских городах, не замеченных в торговле мехами, зато хорошо известных фабриками компании Dupont, производившими пироксилин - в высшей степени нестабильное взрывчатое вещество, в котором остро нуждались англичане для проведения операций по установке морских минных заграждений. Меха предназначались якобы для ливерпульской компании Babcock & Co, никогда до этого не имевшей дела с мехами. Официальные документы этой компании также не подтверждают ввоз импортных товаров в 1915 году. В то же самое время в компании Dupont обнаружены документы, свидетельствующие об отгрузке 600 тонн пироксилина на причал Cunard в Нью-Йорке 27 апреля - как раз за несколько дней до отбытия «Лузитании».

Имеются и другие вопросы, связанные с гибелью «Лузитании», которым Британское адмиралтейство никогда не уделяло должного внимания. Непосредственно перед тем, как «Лузитания» ушла в свой последний рейс, много говорили о том, попытаются ли немцы ее потопить, а сами немцы опубликовали в американской прессе предупреждение, сообщив, что все суда, входящие в английские воды, подвергаются риску. Несмотря на потенциальную опасность, Адмиралтейство не предприняло никаких мер по обеспечению защиты входящей в английские воды «Лузитании». Более того, единственный сколь-нибудь значимый корабль, осуществлявший патрулирование вод у побережья Южной Ирландии, HMS Juno, был отозван буквально за считаные часы до того, как «Лузитания» вошла в опасную зону.

Субмарина U-20 под командованием капитан-лейтенанта Вальтера Швайгера (Walter Schweiger) объявилась 30 апреля 1915 года около Эмдена (Emden), самого западного немецкого порта в Северном море. Она обогнула северное побережье Шотландии, прошла на юг вдоль западного побережья Ирландии и приблизилась к морским трассам Британии окольным путем, которым веками пользовались враги Соединенного Королевства. Английской разведке удалось перехватить и расшифровать радиосообщения в штаб-квартиру военно-морского флота Германии, отправленные U-20 и U-30, которая двигалась впереди U-20. Так что Адмиралтейство было хорошо осведомлено о том, какую угрозу представляют собой эти U-лодки, направляющиеся в сторону вод южной Ирландии и Корнуолла. К 6 мая U-лодки потопили на своем пути уже девять судов.

7 мая, в пятницу, в 13 часов 20 минут Швайгер заметил дым, шедший из труб приближающегося лайнера, который в тот момент находился на расстоянии 14 миль. Было точно установлено, что гигантское судно, видневшееся на горизонте, это «Лузитания». В 14 часов 10 минут Швайгер выпустил одну торпеду с расстояния 700 метров. Записи капитанского бортового журнала указывают на то, что она нанесла удар позади мостика. Вскоре последовал второй взрыв, удививший Швайгера. Через 18 минут лайнер скрылся в пучине моря.

Команда «Лузитании» предприняла героические усилия по спуску на воду спасательных шлюпок, но судно получило слишком большой крен на правый борт, что не позволило спустить шлюпки с левого борта. Шлюпбалки отказывались функционировать, тросы застревали, ограничительные цепи срывались, и неуправляемые шлюпки разбивались вдребезги о борт судна, не успевая достичь воды. Несколько шлюпок врезались прямо в ожидающих пассажиров, некоторые из них были убиты на месте, многие покалечены. Еще одна шлюпка, заполненная до предела женщинами и детьми, опрокинулась и повисла вертикально, в море попадали все, кто в ней находился. В возникшем хаосе был отдан приказ: шлюпки людьми больше не загружать. Один импульсивный американец Исаак Леманн (Isaac Lehmann) выхватил свой пистолет и приказал ответственному за эту работу офицеру продолжать. Офицер не стал спорить - загрузка шлюпки возобновилась, а когда ее спускали на воду, она разлетелась на куски. Со шлюпками на правом борту дела обстояли не лучше. Они раскачивались и отклонялись слишком далеко от корпуса судна, сверху на них падали обломки корабля. В конечном итоге из 48 спасательных шлюпок только 6 дошли до Куинстауна (Queenstown).

Большую часть оставшихся в живых подобрала флотилия небольших судов, вышедших на помощь из Кинсэйла (Kinsale) и Куинстауна. Одной из тех, кому посчастливилось спастись, была Маргарет Макворт (Margaret Mackworth). «Я внезапно ощутила воду вокруг себя и пришла в ужас при мысли о том, что оказалась запертой в каком-то замкнутом пространстве, наполняющемся водой, - вспоминала она позже. - Я довольно долго плыла под водой, а когда наконец выбралась на поверхность, то сначала наглоталась воды, пока не пришла в себя и не догадалась закрыть рот. Я была практически без сознания, однако мне удалось вцепиться в [спасательную] шлюпку, которую я увидела прямо перед собой, и уже не отпускать ее... Спустя какое-то время, все еще находясь в воде, я снова потеряла сознание. Следующее, что помню, - это то, что лежу на палубе Bluebell и вижу над собой склонившегося моряка... В общей сложности я пробыла в воде два с половиной часа».

А вот какое драматическое описание места гибели «Лузитания» дал пассажир судна Missanbie, которое пришло сюда 24 часа спустя. «Боже мой, какая трагедия здесь разыгралась... Эти спасательные шлюпки: В одной из них лежали пара ботинок и шляпа: Разборные лодки: Некоторые без бортов. А вот весло: Вельботы, перевернутые кверху килем: Тело человека со спасательным жилетом, соскользнувшим на шею. Буквально в 20 футах от нас на поверхности воды покачиваются ничем не покрытые людские головы - это какой-то ужас в солнечном свете. Вода практически неподвижна. Безмолвие. Пронзительное безмолвие:» Предельно сжатый комментарий дал еще один оставшийся в живых, доктор Пэйдж (Dr Page). «Не спрашивайте меня об этом, - сказал он. - Я не буду говорить, даже если вы пообещаете мне по гинее за слово».

Из 1959 человек, находившихся на борту, спаслись 764. Наиболее известный и знаменитый из 124 погибших американцев, мультимиллионер Альфред Вандербилт (Alfred Vanderbilt), даже не пытался спасти себя, - по всей вероятности, в последние мгновения своей жизни он застегивал спасательные жилеты на детях. Его тело так и не нашли, несмотря на обещанную семьей награду в размере тысячи фунтов. Как это часто случается во время различных бедствий и катастроф, люди из самых разных слоев общества проявляли удивительное благородство.

Продолжение читайте в следущем номере


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования