Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


JOHN BARRY. АРАВИЙСКОЕ СЕРЕБРО

Окончание. Начало в предыдущем номере

Nigel PICKFORD Перевод - Евгений МАМОНТОВ

Поначалу наиболее вероятным кандидатом в получатели считалась Индия. Было известно, что в то время в эту страну из США по схеме ленд-лиза поставлялись большие объемы серебра. Впечатляющим открытием стало письмо, написанное директором Монетного двора США в июне 1944 года за месяц до отплытия John Barry. В этом письме упоминалось о поставке в Индию 90 миллионов унций серебра. Только вот странность: ни Индия, ни Британия не заявили тогда о потере серебряных слитков. К тому же по пути следования John Barry заход в какой-либо индийский порт даже не планировался.

Затем начала стремительно муссироваться версия о том, что груз по ленд-лизу предназначался для России, ибо безымянным портом в Персидском заливе был Абадан (Abadan), находившийся на маршруте, как раз являвшемся основным для совершения поставок в Россию. А один из оставшихся в живых с John Barry хорошо помнил, как перед отплытием к судну один за другим подъезжали грузовики с серебром и под усиленной охраной выгружали груз в трюм № 3.

Когда в конце 1980-х годов Управление торгового флота США выставило тендер на право обладания грузом, находящимся на борту John Barry, то речь шла как о серебряных слитках, так и о саудовских риялах. Уже упоминавшиеся Шумейкер и Фионделла находились в числе подавших заявки и выиграли контракт на подъем затонувшего судна. Это, однако, было лишь первым шагом в серии предстоящих щекотливых политических переговоров, которые должны были привести к началу поиска затонувшего судна.

John Barry затонул приблизительно в 150 милях от побережья Омана. Согласно Морской конвенции Организации Объединенных Наций (United Nations Convention of the Sea), эти воды являлись международными, однако они находились в зоне экономического влияния Омана, который и предъявил права на затонувшее судно. К тому моменту Оман уже заключил контракт с англичанином Кейтом Джессопом (Keith Jessop), тем самым, что поднял со дня Баренцева моря сталинское золото с затонувшего британского военного корабля Edinburgh (читайте об этом в DiveTek № 4[6]2004), и договорился с шейхом Ахмедом Фаридом аль Аулаки (Sheikh Ahmed Farid al Aulaqi) относительно подъема груза с John Barry. Таким образом, возникли две независимые группы из различных стран, каждая из которых предъявляла свои права на затонувший груз. Такое часто бывает, когда речь идет о подъеме затонувших грузов, и дело, увы, обычно заканчивается ссорами и судебными разбирательствами. К счастью, в данном случае было найдено полюбовное решение.

Начиная с этого момента, проект по подъему груза с John Barry стал радикально отличаться от других подобных. В первую очередь, он получил надлежащее финансирование и профессиональное управление. Шейх Фарид настоял на использовании только самого лучшего оборудования и самого высококвалифицированного персонала. Первоначальное сканирование, выполненное в начале 1950-х годов гидролокатором бокового обзора, показало, что на морском дне на глубине порядка 8500 футов находится затонувшее судно, которое вполне может быть разыскиваемым John Barry. Это предположение было подтверждено Дэвидом Мэрнсом (David Mearns) из Eastport International, использовавшим аппарат для глубоководных исследований Magellan RoV. Выяснилось, что судно лежит на дне в виде двух фрагментов, переломившись в районе трюма № 3. Огромное количество предметов высыпалось, однако ничто не подтверждало наличия серебряных слитков.

Для проникновения внутрь судна требовалось провести взрывные работы. На этом этапе к делу привлекли французских специалистов-подводников Института исследования и эксплуатации моря (IFREMER). Взрывные работы на глубине 8500 футов представляли собой чрезвычайно тонкую операцию, и во всем мире лишь очень немногие военно-морские и частные компании были способны справиться с такой работой. IFREMER не только обладала необходимым опытом, но также имела в своем распоряжении трехместный спускаемый аппарат «Кайана» (Cyana), который можно было использовать для детального осмотра затонувшего судна до взрывов и после. К сожалению, взрывы дали очень и очень мало. Вход в трюм № 2, где, как известно, хранились саудовские риялы, оставался по-прежнему заблокированным огромным количеством обломков крушения и донных отложений. Поэтому IFREMER поручили построить гигантский «умный» захват, который можно было бы использовать для освобождения судна от обломков и подъема драгоценного груза, находясь на поверхности. Захваты для подъема ценных грузов, разумеется, использовались уже много лет, в частности компанией Risdon Beazley. Однако самая большая глубина, на которую погружался захват этой компании или любой другой, составляла 1000 футов. Для работы захвата на глубине 8500 футов потребовалась бы трансмиссия огромной мощности и крайне сложное управляемое оборудование. Единственный раз подобное устройство применялось в 1970-е годы, когда ЦРУ уполномочило специализированное судно Glomar Explorer поднять российскую атомную подводную лодку, затонувшую на похожей глубине. Это стоило полмиллиарда долларов и кончилось катастрофой. IFREMER занималась до этого подобными разработками, но в гораздо более скромных масштабах. На этом этапе финансовые средства шейха Фарида и его консорциума оказались как нельзя более кстати - ведь на тот момент не было поднято еще ни одной унции серебра.

К 1994 году новая технология была разработана. Захват предполагалось опускать с бурового судна с простеньким названием Flex LD через буровую шахту с помощью бурильной колонны. Это позволяло передавать на дно тяговое усилие порядка ста тонн. Маневренность захвата с точностью до нескольких дюймов обеспечивалась поворотными движителями, управляемыми с помощью компьютеров и снабженными подводными камерами, обеспечивавшими оператору на судне обзор рабочего поля. Видимость улучшалась путем закачки чистой воды.

Новая технология применялась компанией Blue Water Recoveries, созданной специально для подъема груза с John Barry. И вот в 1994 году, после четырех лет испытаний, которым предшествовали долгие годы кропотливых архивных исследований, полтора миллиона саудовских риялов были подняты на палубу Flex LD. С технической точки зрения, это была в высшей степени успешная операция, великолепно спланированная и проведенная Робертом Хадсоном (Robert Hudson) из компании Blue Water. Если же говорить о финансовой стороне, то тут успех оказался неполным - никаких признаков серебряных слитков обнаружено не было.

Значит, следует более скептически оценить те свидетельства, которые убедили Шумейкера и Фионделлу в существовании этих слитков. Пять официальных документов подтверждают, что на борту судна находились серебряные слитки на сумму 26 млн долларов. Это - заявление судового казначея капитан-лейтенанту Вудсу в Адене, доклад разведки США от 3 сентября, заявление спасшихся моряков американскому офицеру в Адене от 7 сентября, сводный итоговый документ, составленный в Вашингтоне 5 октября, и наконец, письменное заявление, сделанное капитаном Джозефом Эллеруолдом береговой охране США 23 марта 1945 г. Оставшиеся в живых прибыли в Аден 2 сентября, и вполне вероятно, что судовой казначей упомянул о серебре в тот же день. Если это действительно так, то все последующие заявления могли основываться уже на словах казначея. Несколько подозрительно, что во всех заявлениях фигурирует одно и то же значение денежного эквивалента серебряных слитков, зато отсутствуют упоминания о количестве унций серебра и ничего не говорится о таре, в которой этот серебряный груз мог перевозиться.

Теперь самое главное. На закрытом интервью, состоявшемся в 1980-е годы, казначей довольно уклончиво отвечал на вопрос, относилось ли его первоначальное заявление к серебряным слиткам или он имел в виду всего лишь саудовские риялы. Никак нельзя исключить того, что человек, переживший торпедную атаку и попавшей волею случая с большого судна в утлую шлюпку, перенес психическую травму и допустил случайную словесную ошибку, которая привела в итоге многих людей к погоне за несуществующим. Вполне возможно, что казначей просто запутался в цифрах, подобно тому как капитан Эллеруолд не смог точно определить, в какой борт ударила вторая торпеда и была ли эта торпеда второй или третьей. Не надо забывать, что это был самый разгар войны и всех этих людей совершенно не интересовало, 15 тонн серебра находилось на борту судна или 1500. John Barry ушел в пучину моря на 8500 футов, и в 1944 году никто даже не мог мечтать о том, чтобы его поднять. Небольшая ошибка, допущенная тогда, повлекла за собой большой просчет 50 лет спустя. Тем не менее вера тех, кто был убежден в наличии на борту John Barry 1500 тонн серебра, оставалась непоколебимой. На заявление скептиков о том, что не было найдено ни одного слитка и что ни одна страна, будь то Россия, США, Британия или Индия, не предъявила своих прав на груз, сторонники «серебряного запаса» отвечают: дескать, все дело в тайном сговоре властей. Именно эту версию в некоторой степени развивает Джон Бесант (John Besant) в своей увлекательной книге «Серебро Сталина» (Stalin's Silver), изданной в 1995 году, уже после завершения проекта. По мнению Бесанта, серебряные слитки были погружены на судно в обход официальных записей по распоряжению Рузвельта и предназначались они для умасливания Сталина. Эту точку зрения поспешили поддержать некоторые академические исследователи-историки, в частности доктор Шармли (Dr. Charmley) из Университета Восточной Англии. В принципе, против этой версии трудно возразить, поскольку именно отсутствие доказательств можно считать частичным доказательством. Однако при более внимательном рассмотрении веских доводов Бесанта в поддержку своей версии понимаешь, что эти доводы достаточно шаткие. Например, он приводит в книге письмо Арта Маркела (Art Markel), высшего должностного лица корпорации Reynolds Submarine Service, в собственности которой находилась подводная лодка Aluminaut. Датированное 29 ноября 1967 года, это письмо гласит: «При изучении документов Управления торгового флота мы обнаружили, что в декларацию судового груза были внесены строительные материалы, но в примечании сообщалось о том, что на судне находилось и большое количество серебряных слитков». Сегодня архивариусы из Вашингтона утверждают, что им ничего не известно о декларации судового груза John Barry, о которой говорил Маркел. Бесант же считает, что это означает только то, что декларация была изъята властями из архивов после 1967 года. На самом деле, скорее всего, Маркел использовал слова «декларация судового груза» и «слитки» очень неконкретно. Многие несведущие люди воспринимают любое описание груза как «декларацию судового груза», что, разумеется, неверно, и многие же используют слово «слитки» по отношению к драгоценным металлам, не делая различия между собственно слитками (в форме брусков. - Прим. переводчика) и монетами. Случилось так, что у меня оказалась переписка Маркела, относящаяся ко времени конца 1967 года - начала 1968 года. В то время Маркел интересовался подъемом различных затонувших судов, залегающих на больших глубинах, с помощью подводной лодки Aluminaut, в число этих судов входил и John Barry. В письме от 19 января 1968 года он писал: «Что касается John Barry, то мне не удалось обнаружить никаких других сокровищ, кроме 1 031 250 унций серебра, о которых уже шла речь. Эта информация сообщена Управлением торгового флота США, Государственным департаментом США и Министерством финансов США. На данном этапе, если только не будут обнаружены доказательства наличия на борту дополнительных ценностей, степень трудоемкости подъемно-спасательных работ на John Barry делает его весьма маловероятным кандидатом на разработку в ближайшем будущем». Разве могут эти строки принадлежать перу человека, убежденного в существовании рога изобилия? Это еще раз подтверждает, сколь опасно приводить чьи-либо высказывания в отрыве от контекста.

Кстати, вот еще любопытное примечание относительно John Barry. Примерно за неделю до него в составе конвоя UGS 48 Средиземное море пересекало судно Samsylarna, также из серии Liberty. Оно везло 7600 слитков серебра общей массой примерно 250 тонн. Конечно, не такое гигантское количество серебра, что приписывается John Barry, но тем не менее значительное. Груз направлялся в Бомбей. 4 августа 1944 года Samsylarna была затоплена и оставлена экипажем. Несколько дней спустя серебро удалось поднять со дна и доставить в Порт-Саид. Как раз в это время где-то рядом проходил John Barry.

Окончание (Начало см. DiveTek. 2004. № 6)


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования