Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ОБОРОТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

ДЕКОМПРЕССИОННЫЕ АСПЕКТЫ РЕКОРДНОГО ПОГРУЖЕНИЯ

Алексей КИРСАНОВ Технический курс-директор NAUI

Анализируя наше погружение на глубину 180 метров, мы не пришли к однозначному мнению о причинах нашей «кессонки». К сожалению, до момента подготовки этого материала у нас просто не хватало времени.

Игорь Галайда

Несомненно, совершение технически сложных, а уж тем более рекордных погружений - удел смелых и мужественных людей. «Разбор полетов» и работа над ошибками - удел мудрых. Признание же этих ошибок и донесение своего опыта до окружающих требуют и мудрости, и мужества. Совершенное Игорем Галайдой и Романом Прохоровым 1 сентября 2004 года рекордное для России глубоководное погружение на озере Голубом едва не закончилось трагедией: оба участника спуска еще на декомпрессионных остановках испытали симптомы ДКБ и на поверхности прошли курс оксигенобаротерапии.

Причин возникновения симптомов ДКБ могло быть две: неправильный декомпрессионный профиль или подбор такого состава используемых на всплытии газов, который с высокой долей вероятности привел бы к возникновению контрдиффузионных процессов. Для того чтобы понять и оценить степень рисков, выявить реальную причину случившегося, необходим тщательный анализ плана погружения, его временных и газовых показателей. Вряд ли просчитанный на многократно проверенном PRO-planner декомпрессионный профиль мог быть ошибочным. Даже при первом рассмотрении в нем нет «провалов» по глубине, скачков во времени остановок, да и первая декомпрессионная остановка, проведенная на глубине 130 метров (70% максимальной глубины), соответствует как классической, так и пузырьковой модели декомпрессии. Проверка профиля с помощью V-planner и GAP привела к схожим результатам с расхождениями в диапазоне глубин от 9 метров до поверхности. Симптомы ДКБ, возникшие на глубине 10 метров, говорят о том, что сам процесс начался намного раньше. К сожалению, ни одна доступная на сегодняшний день программа-планировщик не учитывает вероятности контрдиффузии. Заложенные в них показания по парциальному давлению газов относятся только к максимальным ограничениям, но не сопоставляются в процессе погружения, а особенно при смене газовых смесей. Процесс контрдиффузии и методика его превентивного расчета были описан в DiveTek № 5 (2004), но основная идея сводится к следующему: при совершении погружений с гелиево-содержащими смесями нельзя допускать сочетания смесей, при котором парциальное давление азота на декомпрессии превысит этот же показатель на максимально достигнутой глубине.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА Роман ПРОХОРОВ

[Мастер-инструктор IDD, Technical Wreck Instructor, Trimix Instructor IANTD]

Чем мы обычно руководствуемся, планируя глубокие погружения?

Основные критерии можно свести к следующим позициям:

1)  обеспечить оптимальный газовый состав, ориентируясь на безопасные величины парциальных давлений азота и кислорода;

2)  обеспечить «технологичность» процесса, то есть по возможности свести к минимуму количество используемых баллонов (в частности, это лимитируется возможностями команды обеспечения, которая развешивает декомпрессионные баллоны вдоль спускового конца);

3)  сделать «покороче» общее время пребывания в воде;

4)  по возможности сделать погружение «подешевле» (хотя в нашей ситуации этот критерий занимал пусть и важное место, так как вся акция оплачивалась на 80% из нашего с Игорем кармана, но далеко не первое).

В качестве основы была взята программа PRO-DIVE PLANER, которую мы используем достаточно успешно уже несколько лет. И соответственно, в погружении использовались 3 компьютера VR-3, в основе алгоритма которых и лежит вышеназванная программа.

Хочется отметить, что погружение на 180 метров не явилось просто «рывком в глубину». Этому предшествовали погружения на 120 и 150 метров. Эти погружения были просчитаны по тем же алгоритмам и, нужно отметить, прошли весьма успешно, без каких-либо неприятных последствий. Это позволяло надеяться на благополучный исход и погружения на «180». Конечно, мы опирались на наш большой опыт сложных погружений и понимание личных особенностей, в частности, достаточно высокую устойчивость к ДКБ и CNS интоксикации (что индивидуально для каждого человека).

«Микропузырьковые остановки», начавшиеся на глубине 130 метров, казались достаточной гарантией безопасности в плане предупреждения ДКБ. К сожалению, до последнего времени нам доставались «объедки со стола глубоководной физиологии». И такие вещи, как учет контрдиффузии, были просто физически невозможны. Надеюсь, что появляющиеся наконец возможности предварительного анализа dive-профилей позволят избежать ошибок, которые могут стать фатальными.

А вообще хочется отметить, что люди, заявляющие (и думающие), что технически сложные глубокие погружения могут быть полностью контролируемым и безопасным процессом, являются либо дураками, не понимающими, о чем идет речь, либо провокаторами, преследующими свои корыстные цели.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Игорь ГАЛАЙДА

[Normoxic Trimix Instructor IANTD Cource Director IDD]

На глубине в интервале 15 - 12 метров у Романа возникло болевое ощущение в колене. На глубине от 12 до 9 метров у него появилась также боль в плечевых суставах. У меня на этой же глубине заболели локти, после 9 метров я ощутил боль в плечах, а на 6 - в запястьях. До выхода на поверхность у Романа болели только плечи и колено. При подъеме после 6 метров каждое незначительное перемещение вверх вызывало усиление боли, поэтому мы были вынуждены очень медленно переходить на трехметровую остановку: поднялся на полметра - и дожидаешься, пока боль утихнет, потом поднимаешься еще на полметра. Подобным образом преодолели и подъем от 3 метров до 0. Перед тем как поднять голову над поверхностью воды, пришлось несколько минут пролежать на дне озера на глубине примерно 70 сантиметров.

После выхода на поверхность боль в суставах не прошла. Дыхание кислородом желаемого результата не принесло. Боль отступала очень медленно. На следующий день мы прошли сеанс оксигенобаротерапии в больнице г.Нальчик. После первого же сеанса (2 часа - 1 избыточная атмосфера О2) болевые ощущения почти совсем исчезли. Еще два сеанса, проведенные на следующий день, полностью вернули нас в исходное состояние.

Run-time

Depth(m)

Ceiling(m)

Ascent Lim(m)

DCS-RISK

%-Oxygen

%-Helium

РрО2

CNS%/min

Total-CNS%

EAD(m) ICD-RISK

0

0

0.00

0.00

21

0

0.21

0.00

0.00

0.0

2

50

20.49

29.51

11

62

0.66

0.17

0.34

10.5

6

120

93.24

26.76

8

72

1.04

0.36

1.78

22.9

7

140

104.81

35.19

8

72

1.20

0.47

2.25

28.0

8

160

119.58

40.42

8

72

1.36

0.62

2.87

33.0

9

180

136.04

43.96

8

72

1.52

0.93

3.80

38.1

11

185

152.77

32.23

8

72

1.56

1.19

6.18

39.4

17

130

109.80

20.20

8

72

1.12

0.43

8.76

25.4

19

130

109.08

20.92

8

72

1.12

0.43

9.62

25.4

21

103

88.66

14.34

11

62

1.24

0.51

10.64

28.6

23

89

81.90

7.10

11

62

1.09

0.40

11.44

23.8

25

82

77.33

4.67

11

62

1.01

0.33

12.10

21.4

26

78

75.03

2.97

11

62

0.97

0.31

12.41

20.1

27

75

72.69

2.31

11

62

0.94

0.29

12.70

19.1

28

72

70.33

1.67

11

62

0.90

0.28

12.98

18.0

29

69

67.93

1.07

11

62

0.87

0.25

13.23

17.0

30

66

65.51

0.49

11

62

0.84

0.23

13.46

16.0

31

63

63.51

-0.51

DCS-RISK

11

62

0.80

0.22

13.68

14.9

32

60

61.83

-1.83

DCS-RISK

11

62

0.77

0.20

13.88

13.9

33

57

60.09

-3.09

DCS-RISK

11

62

0.74

0.19

14.07

12.9

34

54

57.86

-3.86

DCS-RISK

21

0

1.34

0.60

14.67

54.0 ICD-RISK

35

51

55.62

-4.62

DCS-RISK

21

0

1.28

0.54

15.21

51.0

37

48

51.27

-3.27

DCS-RISK

21

0

1.22

0.47

16.15

48.0

38

45

49.54

-4.54

DCS-RISK

21

0

1.16

0.43

16.58

45.0

41

42

45.60

-3.60

DCS-RISK

21

0

1.09

0.40

17.78

42.0

44

39

41.86

-2.86

DCS-RISK

21

0

1.03

0.35

18.83

39.0

47

36

39.29

-3.29

DCS-RISK

21

0

0.97

0.31

19.76

36.0

51

33

36.01

-3.01

DCS-RISK

21

0

0.90

0.28

20.88

33.0

57

30

31.43

-1.43

DCS-RISK

21

0

0.84

0.24

22.32

30.0

64

27

28.09

-1.09

DCS-RISK

21

0

0.78

0.20

23.72

27.0

72

24

24.81

-0.81

DCS-RISK

21

0

0.71

0.18

25.16

24.0

82

21

20.68

0.32

50

0

1.55

1.04

35.56

9.6

94

18

16.74

1.26

50

0

1.40

0.65

43.36

7.7

113

15

12.95

2.05

50

0

1.25

0.51

53.05

5.8

139

12

9.61

2.39

50

0

1.10

0.42

63.97

3.9

183

9

6.06

2.94

50

0

0.95

0.30

77.17

2.0

238

6

0.79

5.21

100

0

1.60

2.22

199

-10.0

357

3

-3.03

6.03

100

0

1.30

0.56

265

-10.0

АНАЛИЗ СИТУАЦИИ

Наиболее полный результат дал анализ профиля погружения, проведенный с помощью декомпаратора Марка Эллиатта (таблица 1). Следует отметить, что декомпаратор использует набор тканей, смещенный в сторону участков с быстрым полупериодом насыщения/рассыщения, - за счет этого он более адаптирован для проведения краткосрочных глубоководных погружений. В соответствии с ним угроза возникновения ДКБ появилась на 31-й минуте погружения на глубине 63 метров и продолжалась до глубины в 24 метра. Однако следует отметить, что в этом «рисковом» диапазоне минимальное превышение декомпрессионного потолка составило 0,51 м, а максимальное - 4,62 м. При подобном превышении декомпрессионных пределов возникновение симптомов ДКБ за короткий промежуток времени крайне проблематично.

МНЕНИЕ Дмитрий ОРЛОВ [Инструктор-тренер TDI, Кандидат биологических наук]

Человеческий организм - хрупкая система, отлаженная природой для определенных условий существования. Помещая организм в необычно жесткие условия - такие, как большая глубина с высокими давлениями привычных и тем более чуждых (гелий) газов, - мы тем самым подвергаем его большой нагрузке и экспериментируем с его жизнедеятельностью. Кроме того, надо понимать, что нет в организме неких отдельных тканей, которые насыщаются и рассыщаются сами по себе - есть единый организм, в котором, как некогда сказал великий биохимик академик Северин: «Все от всего зависит». Какой-либо сбой в работе органа или кусочка ткани может послужить причиной другой проблемы - и пошла-поехала цепная реакция по всему организму. Погружение Игоря и Романа было совершено, образно говоря, по старинке: так ныряли десять лет назад, когда почти каждое подобное погружение заканчивалось барокамерой. Причина одна: использование воздуха в качестве транспортной смеси. Современные тримиксники уже лет пять как исключили воздух из дыхательной «мозаики», чтобы не допустить высокого градиента азота на всплытии во избежание встречной диффузии и наркотического удара. Кроме того, при использовании нитрокса в качестве транспортной смеси на всплытии уже происходит декомпрессия и активное рассыщение от азота - в то время как, поднимаясь на воздухе до мелководных остановок, мы только насыщаемся азотом еще больше, повышая и без того высокий риск ДКБ. Кстати, следует понимать, что пресловутая встречная диффузия - это не отдельное заболевание, а лишь одна из возможных причин ДКБ. В возникновении кессонки на данном погружении не она сыграла главную роль, а слишком быстрое всплытие на воздухе с 54 м до 21 м.

Слепая вера в компьютер - даже в такой продвинутый, как VR3, - нередко приводит к беде. Во-первых, программы для компьютеров пишут живые люди, которые могут иметь неверное мнение или совершать ошибки. Во-вторых, на глубине в сумерках и при прочих отягчающих факторах, усиливающих стресс, легко сделать ошибку при переключении смесей в компьютере - и не заметить этого. В-третьих, Игорь Галайда - многоопытный водолаз с огромным стажем погружений, наверняка кессонивший и раньше. Известно, что каждый случай ДКБ значительно усиливает восприимчивость организма к ДКБ, и режим всплытия никогда не болевшего может быть жестче, нежели имевшего опыт сидения в барокамере. Наручные компьютеры этого важного фактора не учитывают.

ГЛУБИНА

ГАЗ

ФРАКЦИЯ

ПАРЦИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ

О2

N2

Не

РрО2

РрN2

РрНе

E.N.D.

0

AIR

21

79

0

0.21

0.79

0.00

0.00

50

1.26

4.74

0.00

50.00

ТХ-11\62

11

27

62

0.66

1.62

3.72

10.51

120

1.43

3.51

8.06

34.43

TX-8Y72

8

20

72

1.04

2.60

9.36

22.91

185

1.56

3.90

14.04

39.37

120

1.04

2.60

9.36

22.91

ТХ-11\62

11

27

62

1.43

3.51

8.06

34.43

54

0.70

1.73

3.97

11.87

AIR

21

79

0

1.34

5.06

0.00

54.00

21

0.92

3.48

0.00

21.00

EAN-50

50

50

0

1.55

1.55

0.00

15.11

6

0.80

0.80

0.00

0.00

02

100

0

0

1.60

0.00

0.00

0.00

0

1.00

0.00

0.00

0.00

Несколько иначе обстоит дело с вероятностью возникновения контрдиффузии. На 34-й минуте на глубине 54 метров при переходе с тримикса 11/62 на воздух приведенная глубина изменилась с 13 до 54 метров, что неизбежно вызвало активное насыщение организма азотом, в то время как использовавшийся на дне гелий продолжал рассыщаться. Следует отметить, что в нижней точке погружения, на глубине 185 метров, приведенная глубина составляла всего 39,4 метра. Учитывая, что угрозы возникновения контрдиффузии и ДКБ произошли в одном глубинном диапазоне, сочетание этих факторов не могло не усилить друг друга, что и привело к появлению симптомов заболевания. Кроме того, при окончании погружения был значительно превышен показатель CNS (266%), что также является негативным фактором. Таким образом, разработанный профиль погружения имел три взаимосвязанные методические ошибки:

1.Подбор декомпрессионных газовых смесей был осуществлен без учета риска контрдиффузии.

2.Время декомпрессионных остановок от глубины 63 метров было сокращено в пользу мелких остановок с использованием кислородно-обогащенных смесей.

3.Использование кислородно-обогащенных смесей (EAN50 и кислорода) в большом диапазоне глубин и при больших временных интервалах привело к увеличению CNS.

Run-time

Depth(m)

Ceiling(m)

Ascent Lim(m) DCS-RISK

%-Oxygen

%-Helium

РрО2

CNS%/min

Total-CNS%

EAD(m) ICD-RISK

0

0

0.00

0.00

21

0

0.21

0.00

0.00

0.0

2

50

20.49

29.51

11

62

0.66

0.17

0.34

10.5

6

120

93.24

26.76

8

72

1.04

0.36

1.78

22.9

7

140

104.81

35.19

8

72

1.20

0.47

2.25

28.0

8

160

119.58

40.42

8

72

1.36

0.62

2.87

33.0

9

180

136.04

43.96

8

72

1.52

0.93

3.80

38.1

11

185

152.77

32.23

8

72

1.56

1.19

6.18

39.4

17

130

109.80

20.20

8

72

1.12

0.43

8.76

25.4

19

130

109.08

20.92

8

72

1.12

0.43

9.62

25.4

21

103

88.66

14.34

11

62

1.24

0.51

10.64

28.6

23

89

81.90

7.10

11

62

1.09

0.40

11.44

23.8

25

82

77.33

4.67

11

62

1.01

0.33

12.10

21.4

26

78

75.03

2.97

11

62

0.97

0.31

12.41

20.1

27

75

72.69

2.31

11

62

0.94

0.29

12.70

19.1

28

72

70.33

1.67

11

62

0.90

0.28

12.98

18.0

29

69

67.93

1.07

11

62

0.87

0.25

13.23

17.0

30

66

65.51

0.49

11

62

0.84

0.23

13.46

16.0

32

63

62.01

0.99

11

62

0.80

0.22

13.90

14.9

34

60

58.97

1.03

11

62

0.77

0.20

14.30

13.9

36

57

55.97

1.03

11

62

0.74

0.19

14.68

12.9

38

54

52.28

1.72

20

50

1.28

0.54

15.76

14.3

40

51

49.57

1.43

20

50

1.22

0.48

16.72

13.2

42

48

47.35

0.65

20

50

1.16

0.44

17.60

12.0

45

45

44.07

0.93

20

50

1.10

0.42

18.86

10.9

48

42

41.54

0.46

20

50

1.04

0.36

19.94

9.7

53

39

37.99

1.01

20

50

0.98

0.32

21.54

8.6

56

36

35.89

0.11

20

50

0.92

0.28

22.38

7.5

61

33

32.47

0.53

20

50

0.86

0.25

23.63

6.3

66

30

29.49

0.51

40

30

1.60

2.22

34.73

5.2

71

27

26.71

0.29

40

30

1.48

0.78

38.63

4.1

78

24

23.87

0.13

40

30

1.36

0.62

42.97

2.9

87

21

20.71

0.29

40

30

1.24

0.51

47.56

1.8

97

18

17.85

0.15

40

30

1.12

0.42

51.76

0.6

113

15

14.84

0.16

40

30

1.00

0.33

57.04

-0.5

131

12

11.96

0.04

40

30

0.88

0.26

61.72

-1.6

164

9

8.95

0.05

40

30

0.76

0.20

68.32

-2.8

185

6

5.93

0.07

100

0

1.60

2.22

-10.0

214

3

2.92

0.08

100

0

1.30

0.56

131.

-10.0

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Попытка провести повторное планирование того же погружения с учетом этих трех факторов привела к достаточно интересному результату. Для начала был изменен набор декомпрессионных смесей. Использовавшиеся воздух и EAN50 были заменены на тримиксы 20/50 и 40/30. Тем самым за счет снижения фракции азота в смеси удалось избежать риска контрдиффузии, а пусть и незначительное, но снижение фракции кислорода привело к уменьшению показателя CNS (таблица 2). Кроме того, начиная с глубины в 63 метра, были увеличены декомпрессионные остановки, что снизило вероятность возникновения ДКБ и позволило существенно сократить время на глубине от 9 до 3 метров.

Это также благоприятно сказалось на показателе CNS, так как общее время, проводимое на глубинах 6 и 3 метра с использованием для дыхания кислорода, сократилось с 174 до 50 минут.

Странная на первый взгляд разница в показателях, но в то же время она легко объяснима.

Во-первых, сокращение времени кислородных декомпрессионных остановок связано с увеличением их времени в диапазоне глубин от 63 до 39 метров. Так, при совершении погружения суммарное время остановок в этом диапазоне составило 14 минут, а при повторном планировании - 23 минуты.

Во-вторых, использование воздуха и EAN50 в качестве декомпрессионных смесей и превышение парциального давления азота в процессе декомпрессии над максимально достигнутым на дне неизбежно вызвало насыщение тканей этим газом, что потребовало значительного увеличения продолжительности мелких остановок.

ВЗГЛЯД СПЕЦИАЛИСТА Олег МЕЛИХОВ, [Инструктор NAUI, кандидат медицинских наук]

Резкая смена состава дыхательной смеси даже в условиях постоянного давления может вызвать появление симптомов, схожих с симптомами «классической» декомпрессионной болезни. Это явление («контрдиффузия») описано достаточно давно (Blencarn et al., 1971), более или менее понятен его физиологический механизм. Однако исследования безопасных переходов «кислород-азот-гелий» для различных составов смесей и различных условий погружений могут продолжаться достаточно долго, пока не появятся надежные алгоритмы расчета времени всплытия с учетом этих факторов. Вспомним, что первый отчет профессора Дж. С. Холдена, который явился отправной точкой для всех существующих моделей, был опубликован еще в 1908 г., а разработка все более совершенных способов «азотной» декомпрессии продолжается до сих пор. Контрдиффузия - намного более сложный процесс, чем образование пузырьков при уменьшении давления газа. Поэтому никто не застрахован от неприятных случайностей, предсказать и предотвратить которые, к сожалению, при современном уровне знаний не всегда возможно.

Blencarn G.D., Aquardo C., Hills B.A., Saltzman H.A. Urticaria following the sequental breathing of various inert gases at constant ambient pressure of 7 Ata. A possible manifestation of gas-induced osmosis. Aerospace Med., 1971, 42, 141-146.

Какие же выводы следует сделать из проведенного анализа?

Главное: технически сложные глубоководные погружения требуют более детального планирования и их нельзя осуществлять, опираясь только на компьютерный планировщик, а уж тем более на компьютер-декомпрессиметр. Ни одна программа, ни один измерительный прибор не в состоянии полностью смоделировать ситуацию и выдать идеальные рекомендации. Как уже упоминалось выше, современное программное обеспечение не учитывает ряда факторов, крайне важных при совершении краткосрочных глубоких погружений с использованием гелиево-содержащих смесей. В первую очередь это контрдиффузионный риск. К тому же использующиеся в планировщиках алгоритмы обладают универсальным набором тканей, а при расчете подобных погружений необходимо смещать акцент в сторону «быстрых» участков. Так, например, в наиболее популярном алгоритме Бюлльманна ZH-L16a -набор тканей с полупериодами от 4 до 635 минут, а в используемом в ВМС США MF11F6 - от 5 до 670 минут. В то же время декомпаратор Эллиатта работает с тканевым диапазоном от 1,1 до 640 минут. При этом декомпаратор не является планировщиком, он служит лишь для проверки уже имеющегося плана. Исходя из этого, имеет смысл применять следующую методику планирования декомпрессионного профиля глубоководного погружения:

1. Определение донной смеси, исходя из ограничений по парциальному давлению кислорода и азота.

2. Определение транспортных смесей, учитывая условия перехода со смеси на смесь по верхнему и нижнему пределам парциального давления кислорода.

3. Определение парциального давления азота в нижней точке погружения PpN 2 *.

4. Подбор декомпрессионных смесей с учетом пределов по парциальному давлению кислорода и непревышения показателя PpN 2 *.

5. Составление плана погружения на планировщике.

Однако следует заметить, что использование любых методик, планировщиков и программ проверки профиля ни в коей мере не заменяет знаний и навыков, получаемых в процессе обучения. Совершение же погружений, глубина которых лежит за пределами общепринятых норм и стандартов, требует, помимо этого, немалого опыта и еще более серьезной подготовки.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования