Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ДЖУНИО ВАЛЕРИО БОРГЕЗЕ. ПОМНИ - ТЫ ВСЕГДА ДОЛЖЕН БЫТЬ ДЕРЗОК

Леонид ВЕТРОВ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ (НАЧАЛО СМ. DIVETEK. 2004. №3)

После неудачного похода в августе 1940 года к Александрии, началась активная подготовка к новой операции. Планировалось одновременно атаковать английские военно-морские базы в Александрии и Гибралтаре. На совещании у командира первой флотилии МАС Джорджини присутствуют: командир п/л «Готар» Брунетти, командир п/л «Шире» Боргезе, неразлучные Тезеи и Тоски, врач отряда Фалькомата. Решение принято - удар должен быть нанесен в один день и час. Командовать отрядами будут Тезеи и Тоски. Кто пойдет в Александрию, кто в Гибралтар - решит жребий. Брунетти, Боргезе, Тоски и Тезеи опускают бумажки со своими именами в фуражку. Фалькомата тянет жребий. Боргезе и Тезеи судьба указала дорогу на Гибралтар.

П/л «Готар» снялась с якоря вечером 21 сентября. В соответствие с планом она берет на борт экипажи торпед в бухте Мессины. Это сделано для того, чтобы сберечь силы людей перед тяжелейшей физической и психологической нагрузкой непосредственно во время атаки. Необходимо свести к минимуму пребывание пловцов на подводной лодке, теснота и душная атмосфера которой не способствуют хорошему физическому состоянию.

Успешно дойдя до Александрии, преодолев минные поля и избежав столкновения с кораблями противника, строго следуя плану, 29 сентября 1940 года в 19.00 п/л «Готар» всплывает в нескольких милях от маяка Рас-эль-Тин для получения последних указаний из штаба флота. Экипажи в полной готовности. Их нетерпение растет по мере приближения решающего момента. В тесноте радиорубки ждут Тоски, Брунетти и Джорджини. Сквозь треск помех слышен характерный писк морзянки: «Английский флот в полном составе покинул базу. Возвращайтесь в Тобрук». Трудно передать словами разочарование водителей торпед и экипажа, когда п/л «Готар» стала удаляться от Александрии.

Пребывание в районе тщательно охраняемой военно-морской базы - занятие опасное. И буквально через несколько минут после маневра эта опасность стала реальностью. «Срочное погружение. Корабль противника на расстоянии 800 метров» - объявляет Брунетти. Заметили или нет? Только об этом думают подводники в эту минуту. Корвет и два новейших морских охотника «Стюарт» и Н-22, недавно пришедших с Северного моря, оборудованы последним английским изобретением по поиску подводных лодок - сонаром, чей характерный звук почти физически ощущают на себе все обитатели субмарины. Ничего хорошего ждать не приходится. Пять разрывов глубинных бомб бросают лодку вверх, в сторону, вниз, опять в сторону. Гаснет свет. Глубина - 80 метров. Погружение продолжается. Экипаж на боевых постах. Нервы напряжены, но все готовы продолжать долгий и смертельно опасный поединок, используя весь свой опыт, все свои силы. Включено аварийное освещение, откачивается уже накопившееся вода. Гидроакустик следит за перемещениями кораблей на поверхности. «Приближается корабль с турбинной установкой, курс 320: приближается: приближается: прямо над нами». Опять следует серия глубинных бомб. Снова грохочут взрывы, которые, кажется, нельзя перенести. Сквозь клепаные швы стальных листов просачивается вода. И так час за часом, в течение всей ночи. В 8 часов утра, после 12 часовой борьбы, п/л «Готар» перестает слушаться рулей. Экипаж работает по пояс в воде. С деферентом на нос лодка начинает неуправляемое погружение. 130, 140, 150 метров. Сколько еще? Очень скоро корпус не выдержит чудовищного давления. Дальнейшая борьба бессмысленна. Надо спасать людей.

«Говорит командир. Надеть спасательные пояса. Приготовиться покинуть лодку. Переборки раздраить. Продуть главный балласт» - командует Брунетти. Хватит ли сжатого воздуха для продувки? На глубине 155 м стрелка глубиномера остановилась. Медленно, а потом все быстрее лодка начинает всплытие. Как мячик она выскакивает на поверхность. «Открыть люки. Все за борт» - приказывает командир. Открыв кингстоны, последним свой корабль покидает Брунетти. С высоты 50 метров на опустевшую и тонущую лодку сбрасывает несколько бомб английский торпедоносец «Сандерленд».

Так закончилась вторая попытка атаки на английский флот в Александрии. П/л «Готар» погибла, но тайна «маиали» была спасена. А для Элио Тоски, одного из их создателей, закончилась война и начался плен. Свою родину он увидит только через четыре года.

В это время п/л «Шире» подходит к Гибралтару. План операции предусматривал проникновение в бухту Альхесирас, где находилась английская военно-морская база. Боргезе следовало выбрать место старта управляемых торпед и определить цели в порядке их значимости: линкоры, авианосцы, крейсера, ворота доков. Прикрепив заряды к корпусам кораблей, экипажи торпед должны были попытаться (!) покинуть бухту и добраться до нейтральной территории (испанский берег всего в нескольких километрах от Гибралтара).

Находясь в 50 милях от цели, п/л «Шире» тоже получает приказ прекратить операцию и вернуться в Маддалену, ввиду того, что английская эскадра покинула базу. До сих пор трудно сказать: были англичане предупреждены о планируемой атаке или это случайное совпадение? Сам Боргезе считал, что «:различные соображения, особенно тот факт, что во время следующих операций наши снаряды всегда находили британские корабли спокойно стоящими на привычных якорных стоянках и в совершенном неведении своей участи, дает право предположить, что речь идет о неблагоприятном стечении обстоятельств. Человек всегда стремится отыскать причину неудачи, но зачастую ход событий зависит только от судьбы».

Неудачи закаляют и укрепляют в своих намерениях мужественных людей. И этот поход не прошел для Боргезе даром. Было испытано новое оборудование для транспортировки торпед, а главное командир ближе познакомился со своим экипажем. «Он весь состоял из старых подводников, которые обладали необходимыми основными навыками: спокойствием, хладнокровием в любой обстановке и терпением. Им были присущи дух самопожертвования, возведенный в жизненное правило, глубокое чувство долга, скромность и сдержанность, особая вдумчивая методичность во всех движениях и, наконец, уверенность в командире, слово которого было для них законом», - писал Валерио Боргезе. Он не ошибался. Это были люди, готовые показать, на что способны итальянские моряки, когда ими командует достойный офицер. Уже несколько лет как благодаря профессиональным навыкам, динамизму, молодости, своему имени и: отборной брани Боргезе заслужил большое уважение во флотских кругах. Знание моря и невероятное чутье, позволявшее ему выходить живым из самых тяжелых переделок, сделали его своего рода талисманом итальянского флота.

21 октября 1940 года п/л «Шире» вышла в новый поход на Гибралтар. Находясь в подводном положении, борясь со встречным течением, 29 октября лодка вошла в залив Альхесирас. «Мы долго изучали карту, чтобы выбрать наиболее подходящее место для спуска снарядов. Оно должно было отвечать многим требованиям, некоторые из которых, казалось, были невыполнимы. Чтобы пловцы меньше уставали и для уменьшения опасности быть обнаруженными во время долгого пути к цели, надо находиться как можно ближе к порту. Глубина должна быть порядка 15 метров, чтобы лодка могла лечь на дно во время вывода торпед из цилиндров. И в то же время достаточно далеко от возможных маршрутов патрульных кораблей. Самым подходящим местом был признан район залива у испанского берега, там, где река Гуадаранак впадает в море. Выбор был одобрен командирами всех трех экипажей: Тезеи, де ла Пенной и Биринделли», - писал впоследствии Боргезе. В это время в порту Гибралтара находились два линкора и авианосец - наиболее достойные цели для атаки. Валерио Боргезе ведет лодку на глубине 70 метров, прижимаясь к скалистому испанскому берегу. В полдень 29 октября лодка легла на грунт. Звучит команда: «Стоп машины, тишина в отсеках». Надо незамеченными дождаться наступления темноты. Экипаж ходит в тапочках, ключи на клапанах обернуты тряпками, остановлены все механизмы. Предусмотрено все, чтобы враг не догадался о присутствии субмарины. Время от времени лодку приподнимает приливной волной и с глухим скрежетом бросает на камни. Люди напряжены. Вдруг, скользя по каменистому склону, п/л «Шире» начинает проваливаться в глубину. «80 метров, 90 метров, 100 метров», - звучит доклад боцмана. Прекратится ли падение? Все смотрят на командира, ожидая решения. Запустить моторы - значит обнаружить себя. Ждать? Ждать чего? На застывшем, в каплях масла и пота лице принца не угадать никаких эмоций. Напряжение растет, а он спокоен. По крайней мере, внешне.

Внезапно падение прекращается. «Она должна была остановиться» - спокойно замечает Боргезе. Счастливая звезда и тут не изменила командиру. «Я с восхищением наблюдал за Боргезе, командиром, человеком, моряком. При любых обстоятельствах он всегда был не только на высоте, но выше обстоятельств», - рассказывал Джино Биринделли.

Наконец наступил вечер. Всплыв под перископ, п/л «Шире» осторожно меняет позицию. В половине второго ночи 30 октября лодка находится в 500 метрах от берега. В двух милях сверкает огнями Гибралтар. Бесполезно соблюдать светомаскировку, когда с двух сторон освещены города нейтральной Испании Ла-Линеа и Альхесирас.

Лодка ложится на грунт на глубине 12 метров. Тезеи дает команду своим людям: «Приготовиться. Я атакую один линкор, Биринделли занимается вторым, де ла Пенне, по обстоятельствам, авианосцем или крейсером». В лодке слышно как «маи-але» по очереди выводят из ангаров. Наступает тишина. Торпеды ушли. Пловцы не вернутся на подводную лодку, и она аккуратно уходит домой. Миссия Валерио Боргезе как всегда выполнена безукоризненно.

А пловцов, как уже случалось неоднократно, подводит материальная часть. Всего двадцать минут двигался экипаж Дюрана де ла Пенна. Двигатель вышел из строя, торпеда начала тонуть. Пловцы затопили свое снаряжение, и, проплыв почти четыре километра, вышли в условленном месте на испанский берег. У Тезеи и Педретти отказали кислородные приборы, что сделало невозможным продолжение операции. Они отсоединили боевую часть и в надводном положении верхом на торпеде пошли в сторону Ла-Линеа. Благополучно высадившись на берег, они открыли кран балластной цистерны и отправили «маиале» в сторону залива. Крайне плохо работал двигатель торпеды Биринделли и Пакканьини. Кроме того, она не могла удерживать заданную глубину. Несмотря на это экипажу удалось преодолеть заграждения и проникнуть в порт. В 250 метрах от них чернела в ночи громада линкора «Бархем». После погружения на 14 метров у Пакканьини отказывает кислородный прибор. Оставшись один, Биринделли решает продолжить атаку. Но в семидесяти метрах от цели двигатель торпеды отказал совсем. Мужественный пловец (один из спасшихся с п/л «Ирида») отсоединяет боевую часть и своими силами пытается доставить ее к линкору. Через полчаса тяжелой работы он стал ощущать симптомы отравления углекислым газом. Стало трудно дышать. У него закончился кислород. От задуманного пришлось отказаться. Поставив взрыватель в боевое положение, Биринделли всплывает. У него еще хватило сил добраться до ворот порта. Наткнувшись на заграждения, он понял, что на берег ему не выбраться. Джино поворачивает назад. Начало светать. Сколько времени он находится в воде? Силы оставили его. С большим трудом, по скользким камням он поднялся на мол. Кругом часовые. Чудом ему удалось подняться на борт парохода «Санта-Анна» под испанским флагом. Однако команда сдала его портовой полиции. В момент, когда Биринделли стоял перед английским офицером, раздался мощный взрыв. В порту началась паника. Несколько миноносцев покинули свои стоянки и вышли в море. На допросе итальянец повторял как заклинание одну и ту же фразу: «Я капитан-лейтенант итальянского военно-морского флота Джино Биринделли».

Несмотря на очередную неудачу события в Гибралтаре не остались незамеченными. Испанские газеты в статьях под заголовками типа «Итальянские подводные лодки у Гибралтара?» строят различные предположения. «Среди населения бродят слухи, - писала одна из газет, - о появлении итальянских субмарин у входа в порт Гибралтара утром 30 октября и о взрыве торпеды, повредившей металлическое заграждение, закрывающее на ночь ворота порта». Мадридская «А.В.С.» также опубликовала статью следующего содержания: «Неизвестный аппарат (это была затонувшая торпеда Тезеи, отнесенная течением), найденный на пляже, осмотрели специалисты арсенала Каррака. Пятиметровый снаряд похож на обычную торпеду, но снабжен двумя сиденьями и приборами управления. Об экипаже ничего не известно. Можно предположить, что снаряд, как и тот, что взорвался в порту Гибралтара, был выпущен с подводной лодки, надводного корабля или самолета. В тот момент, когда снаряд был обнаружен на пляже Ла-Линеа, его винты еще вращались». Ощущение незащищенности охватило экипажи, английских судов стоявших в порту под защитой дамбы и заграждений. Это была победа. Правда, пока что только моральная.

15 марта 1941 года штурмовые средства выделили из состава 1-й флотилии в самостоятельное подразделение - 10-ю флотилию МАС, впоследствии легендарную «Децима МАС». Организационно флотилия состояла из штаба с оперативным отделом, учебного сектора, отдела материально-технического обеспечения и секретариата. Управляемые штурмовые снаряды были разделены на две группы: подводную, во главе с Джунио Валерио Боргезе, и надводную, во главе с корвет-капитаном Джорджино Джиоббе. В подводный сектор входили: школа боевых пловцов в Сан-Леопольдо, база управляемых торпед в устье Серкио, транспортные подводные лодки и диверсионные отряды. С этого времени небольшой отряд штурмовых средств итальянского флота превратился в боевую диверсионную часть, занимающуюся одновременно созданием, исследованием и применением оружия, способного «поражать противника всюду, где бы он ни находился». «Через год после начала боевых действий, после тяжелых испытаний, вызванных недостаточной организованностью, 10-я флотилия подготовила людей и средства к борьбе:», - отмечал в своих мемуарах Боргезе.

Третий поход на Гибралтар состоялся в мае 1941 года. На сей раз избрали иной путь доставки экипажей торпед. Самолетом их отправили в Испанию и по подложным документам они попали на итальянский танкер «Фульгор», интернированный в порту Кадикс в самом начале войны. П/л «Шире», выйдя Гибралтарским проливом в Атлантический океан, должна была незаметно проникнуть в упомянутый порт, и, пришвартовавшись в полупогруженном состоянии к танкеру, принять на борт четыре экипажа торпед.

26 мая Боргезе занимает позицию на прежнем месте, недалеко от впадения реки Гуадаранк в море. Но военных кораблей в бухте не оказалось. Был отдан приказ - напасть на транспортные суда, стоящие на рейде. Экипажи торпед сделали все, что могли, но: снова подвела техника. У одной почти сразу отказал мотор. Экипаж отсоединил боевую часть, и ее стали буксировать другой торпедой. Затем у одного из пловцов отказал кислородный прибор, и он потерял сознание.

Это произошло в момент, когда заряд прикрепляли к гребному валу английского парохода. Пока пострадавшему оказывали помощь, оставленная без присмотра торпеда затонула. Благополучно добравшись до якорной стоянки, вторая торпеда также была потеряна во время крепления к днищу судна в результате обрыва крепежной веревки.

Таким образом, одна торпеда оказалась поврежденной с момента ее пуска. Две другие были потеряны из-за непредвиденных трудностей, связанных с тем, что пришлось действовать не во внутренней гавани, а на внешнем рейде с большими глубинами. С другой стороны, эта операция стала хорошей тренировкой для экипажей, проведенной непосредственно в боевой обстановке. Она прошла без потерь и осталась незамеченной противником. Удалось проверить возможность использования перевалочной базы для переброски экипажей торпед. Впоследствии эта операция была с успехом повторена на судне «Ольтерра». Блестяще сработала итальянская разведка. Наконец, было получено новое подтверждение тому, что можно полностью рассчитывать на п/л «Шире», ее командира и экипаж для выполнения любого задания, каким бы опасным оно ни было, как с военной точки зрения, так и с навигационной.

«Слабые результаты не должны рассматриваться как провал. Это только неудачный опыт. Его необходимо проанализировать и извлечь из него уроки, которые дадут нам возможность прийти к полной победе в следующий раз», - подвел итог Валерио Боргезе. Решено было продолжить операции. На этот раз главной целью становится Мальта.

Продолжение рассказа о судьбе великого подводника Валерио Боргезе читайте в следующем номере журнала DiveTek.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования