Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


РЕКОРДНЫЕ ГЛУБИНЫ. ВСПЛЫТИЕ НЕ ГАРАНТИРУЕТСЯ

Сергей ЧЕРКАШИН, TDI Instructor Trainer

ГОД

ИМЯ

ГЛУБИНА

ДОННАЯ СМЕСЬ

 

1955

Jacques Cousteau

64

Air

Vaucluse, France

1956

Salesman & Jenkins

76

Air

Wakulla, Florida

1947

Frederic Dumas

93

Air

Red Sea

1965

James Houtz

95

Air

Devils Hole, Nevada

1969

Frank Salt

101

Air

Sinoia Caves, Rhodesia

1988

Marty Dunwoody

105

Air

Florida

1961

Jean Clark Samazen

106

Air

Florida

1963

Hal Watts

107

Air

Florida

1967

Watts & Muns

118

Air

Florida

1970

Hal Watts

121

Heliox

Mystery Sink, Florida

1988

Mary Ellen Eckhoff

121

Trimix

Mante, Mexico

1970

Hal Watts

126

Air

Mystery Sink, Florida

1968

Watson & Gruener

132

Air

Bahamas

1971

Ann Gunderson

133

Air

Bahamas

1990

Bret Gilliam

137

Air

Roatan

1993

Bret Gilliam

144

Air

San Salvador

1994

Dan Manion

148

Air

Nassau, Bahamas

1993

Ann Kristovich

168

Trimix

Zacatan, Mexico

1983

Jochen Hasenmayer

198

Heliox

Vaucluse, France

1987

Sheck Exley

198

Heliox

Mante, Mexico

1989

Sheck Exley

267

Trimix

Mante, Mexico

1994

Jim Bowden

280

Trimix

Zacatan, Mexico

2001

John Bennett

308

Trimix

Mindoro, Philippines

2003

Mark Ellyatt

313

Trimix

Phuket, Thailand

«Им души предаем
И служим, как богам,
Но втайне сознаем
Не нам хвала, не нам»

(Редьярд Киплинг)

Мне искренне жаль альпинистов - все вершины уже покорены. Непросто приходится и путешественникам - белых пятен на планете практически не осталось. Зато для рекордных погружений - целина непаханая. Километров одиннадцать еще точно есть... Может быть, даже чуть больше.

Стремление человека дойти до черты, побывать там, где никто еще не был, совершить то, чего никому еще не удавалось, - неистребимо как сама жизнь. Рекорды и их достижение являются неотъемлемой частью нашего эволюционирующего мира. Хорошо когда расплатой за прорыв становится простое разочарование от неудачи, хуже когда это приводит к трагическому исходу. Причем чем ближе вероятность последнего, тем сильнее тяга побывать на этом самом краю. А иногда и за ним... К этому тоже следует относиться философски - как к чему-то очень страшному, но неизбежному...

Начало нового тысячелетия в дайвинге ознаменовалось преодолением очень серьезной психологической, я бы сказал, знаковой черты - глубины с «круглой» цифрой 1000. Тысяча футов (в метрах это будет 305)! Это произошло 6 ноября 2001 года. У берегов филиппинского острова Миндоро англичанин Джон Беннет (John Bennett) достиг глубины 308 метров. Подчеркнем: погружение осуществлялось в автономном снаряжении (SCUBA), то есть не было никаких «пуповин» с поверхности или из водолазного колокола, не существовало никаких сигнальных или страхующих концов, погружение совершалось с обычного катера, и вся декомпрессия проходила непосредственно в толще воды. Это принципиально отличает scuba-дайвинг от промышленных водолазных спусков в режиме КП или ДП, где задействованы мощнейшие системы жизнеобеспечения, палубные барокомплексы, транспортировочные колоколы, рециркуляционные агрегаты обеспечения дыхания (именно агрегаты, а не дыхательные аппараты), блоки терморегуляции и т. д.

В конце прошлого года пришло сообщение о новом рекорде: за неделю до католического Рождества известный английский технодайвер Марк Элиот (Mark Ellyatt) в районе таиландского острова Пхукет погрузился на глубину 313 метров. Начал раскручиваться новый виток гонки вглубь.

Предыдущая редакция учебника TDI по курсу Extended Range на стр. 3 приводит краткий экскурс в историю рекордных погружений. В несколько усеченном виде (и совершенно не претендуя на полноту информации) это представлено в таблице.

Интересно, что наиболее серьезные прорывы, особенно в последнее десятилетие прошлого века, сделаны в пресноводных пещерах и сенотах. Это обусловлено прежде всего относительно идеальными условиями в отличие от погружений в открытом море, где трудно предсказуемы капризы погоды, постоянно присутствующие течения, волнение, существенные температурные градиенты по глубине и еще много всего делают как само погружение, так и обеспечение рекордного спуска весьма сложным мероприятием.

Необходимо отметить существенно различные подходы к, казалось бы, одному и тому же виду деятельности - дайвингу при обычных технических погружениях и рекордных спусках. Я возьму на себя смелость немного порассуждать о методике и технике проведения одного из наиболее экстремальных погружений последнего времени. К сожалению, поскольку по поводу рекордного спуска Марка Элиота информация имеется весьма скудная и иногда даже противоречивая, заранее приношу извинения за возможные неточности.

КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ

Марк Элиот, англичанин, технический инструктор-тренер TDI из таиландского дайв-центра, готовился, как он сам говорит, к этому погружению 10 лет. Он объясняет свой успех многолетней серьезной работой над душой и телом, дабы отодвинуть критический стрессовый порог и насколько возможно приспособить организм к экстремальным нагрузкам.

Элиот широко известен своими глубоководными погружениями (170 метров и более) как на обломки кораблекрушений, так и в затопленные шахты и пещеры.

В феврале 2003 года Марк провел спуск на глубину 260 метров. Это было самым глубоким из всех погружений, совершенных с использованием алгоритма RGBM, к сожалению завершившееся длительным лечением. Как рассказывает сам Марк, ему потребовалось три месяца, чтобы встать на ноги, еще три месяца, чтобы начать снова нырять, и еще три месяца, чтобы задуматься над продолжением глубоководных спусков. Всего 9 месяцев - какая-то мистическая цифра для появления чего-то нового.

МЕСТО ПОГРУЖЕНИЯ

Трудно назвать оптимальным, но, судя по всему, особого выбора не было. Точка спуска находилась в 35 милях от острова Пхукет, на самом краю континентального шельфа. Глубина моря превышала 450 метров. Спусковой конец с грузом на конце был маркирован через каждый метр. По погодным условиям погружение один раз откладывалось, однако в день спуска и погода, и характер приливно-отливных течений благоприятствовали.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ

В погружении участвовало два катера, один из которых - скоростной (с 900-сильным двигателем) специально на экстренный случай. На Пхукете весьма хорошо налажено медицинское обслуживание, как обычное, так и по проблемам специфических водолазных заболеваний. Постоянно в дежурном режиме находится барокамера. Группа обеспечивающих и страхующих водолазов состояла из 12 человек, практически в том же составе, в каком они участвовали в предыдущем неудачном погружении Марка. Тогда они получили богатый опыт проведения спасательных мероприятий, начиная от фиксации Марка на спусковом конце, когда его в течение трех часов рвало и «колбасило», и заканчивая экстренной эвакуацией пострадавшего в барокамеру. Распределение обеспечивающих водолазов по глубинам: 90, 75, 60, 50, 40, 21, 12 и 9 метров.

СНАРЯЖЕНИЕ

Общее количество баллонов с дыхательными смесями составило 30. Наспинный блок - три алюминиевых баллона в упаковке «домиком» (сверху на манифольдную спарку бандажными ремнями крепится дополнительный баллон). Два стэйджа на боковых подвесках. В ходе декомпрессии, по мере расходования, они будут заменяться на полные с помощью обеспечивающих водолазов. Крыло - от OMS, регуляторы - от Mares. Марк отмечает преимущество системы DFC над вариантом Вентури, особенно при высоких скоростях газового потока. Первые ступени работали, похоже, на пределе. Подача была какой-то ненормальной (со слов Марка), но на free-flow все-таки не сорвались.

Теплозащиту обеспечивал сухой гидрокостюм Otter. Неожиданное решение - поддув костюма осуществлялся донной смесью! Но неожиданных решений здесь будет еще достаточно.

По поводу приборов данных, к сожалению, нет. Промелькнуло, однако, упоминание об М1 и «Стингере», но насколько адекватно они себя вели - неизвестно. А на какие дисплеи Марк смотрел после 200 м, - вообще непонятно. Имею подозрение, что только промаркированный спусковой конец давал более или менее достоверную информацию.

ПЛАНИРОВАНИЕ ПОГРУЖЕНИЯ

После февральского погружения у Марка было достаточно времени, чтобы проанализировать причины неудачи. По его мнению, большинство проблем возникло, как это ни странно, из-за скрупулезного следования плану, рассчитанному по популярной компьютерной программе. Это привело к затянутой фазе погружения на максимальную глубину и, наоборот, к недостатку декомпрессионных выдержек в диапазоне 150 - 40 метров.

Теперь Марк составляет свой собственный план по собственной программе. За исключением времени глубоких остановок и их горизонтов (что является наиболее критичным при глубоководных спусках), она достаточно близка к алгоритму Булльмана. Он говорит, что не разрабатывал новых высоких технологий, всю информацию он почерпнул из открытых источников и использовал только хорошо и многократно проверенные результаты. Оставим это заявление без комментариев.

По убеждению Марка, погружения на глубину 300 и более метров должны выполняться с высокой скоростью спуска. Как известно, быстрая компрессия на таких глубинах неминуемо приводит к развитию нервного синдрома высокого давления (НСВД). Марк предлагает минимизировать его высоким содержанием азота в смеси. Он взял величину максимальной эквивалентной наркотической глубины (END) равной 72 метрам. Парциальное давление кислорода также превышает все рекомендованные пределы. Для такого решения у Марка есть аргументация: экспозиция на максимальной глубине весьма короткая и не приводит к возникновению проблем, во всяком случае лично у него. Основной идеей Элиота было постоянно поддерживать содержание гелия в донной смеси на максимально низком уровне. Это также облегчает переключение на декомпрессионные газы, учитывая, что в аппаратах, работающих по открытой схеме дыхания, это всегда дискретный процесс. При планировании погружения на 320 м (в планах значилась именно эта цифра) донная смесь была выбрана 5/76. При этом декомпрессионная смесь на 140-метровом горизонте отличалась от донной всего на 10% по азоту и на 6% по кислороду.

А дальше начинается самое интересное. Марк принимает решение поддерживать практически во всем диапазоне декомпрессии вплоть до 9 метров содержание гелия в ДГС на уровне 60%, изменяя лишь соотношение кислорода и азота в тримиксной смеси, а последний этап (9-, 6-и 3-метровые остановки) и вовсе проходить на гелиоксе. Такой подход совершенно не вяжется с классикой тримиксных погружений, когда красной нитью во всех рекомендациях по режимам декомпрессии проходит идея об исключении гелия из дыхательной смеси на как можно более раннем этапе.

Марк утверждает, что использование гелиевых смесей на всем диапазоне декомпрессионных остановок нужно исключительно, чтобы избежать контрдиффузии. Он понимал, что это вызовет определенные трудности, но он считал их менее критичными.

Также Марк полностью отказался от так называемых воздушных пауз при дыхании гелиоксом на последних этапах декомпрессии, несмотря на то что эти этапы длились более трех часов. Во-первых, парциальное давление кислорода относительно невысоко, и, во-вторых, «воздушные паузы» хорошо работают только при дыхании нитроксными смесями. В случае же тримикса и гелиокса при длительных экспозициях они могут оказаться самоубийственны (без комментариев).

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПОГРУЖЕНИЯ

Как уже упоминалось, погружение планировалось на 320 метров, однако по различным причинам его пришлось прервать на отметке 313.

Спуск до предельной глубины проходил гладко и занял 12 минут. Теплового дискомфорта не наблюдалось, несмотря на то что температура воды в нижней точке была всего 3-4 °С, а костюм, как мы помним, поддувался донной смесью. Время пребывания на предельной глубине - 1 минута. Декомпрессия заняла 6 часов 40 минут.

Подъем проходил со скоростью 15 м/мин до горизонта 250, далее 10 м/мин. Декомпрессионные остановки отрабатывались гладко благодаря слаженным действиям группы обеспечения.

Трудности начались на этапе дыхания гелиоксом с 9 до 3 метров. Трехчасовая экспозиция на таком «коктейле» оказалась серьезным испытанием. Теплопотери (и в первую очередь через дыхание) стали серьезнейшей проблемой. Похоже, Марк находился на последнем пределе своих возможностей.

Обезвоживание организма также представляло большую опасность. Требовалось выпивать по 2-3 литра жидкости каждый час, что давалось непросто. Марк приходит к логичному выводу о преимуществах замкнутых ребризеров, дыхательная смесь в которых всегда теплая и увлажненная!

Еще одна проблема - кислородная интоксикация. Показатели OTU и %CNS к концу погружения были неприлично высокими. В совокупности с гипотермией и обезвоживанием организма это дало о себе знать. В течение почти недели после погружения Марк имел проблемы в виде легочной формы кислородного отравления.

«Это было долгое одинокое путешествие. Как полет на Луну» - примерно так охарактеризовал Марк Элиот свое рекордное погружение 18 декабря 2003 года.

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Пожалуй, впервые мне приходится сталкиваться с описанием погружения, при планировании и проведении которого были сознательно и аргументированны нарушены все или почти все «классические» постулаты глубокого дайвинга. Сначала, признаться, это несколько шокировало, затем заинтересовало, а теперь я склонен воспринимать это как вполне логичный и закономерный подход. Именно воспринимать, а не понимать!

Сравнивая два последних рекордных погружения - Джона Беннета и Марка Элиота, мы увидим принципиальные отличия в подходе прежде всего к планированию. Если Джон использовал классический путь (режим рассчитывался по программе Abyss), то Марк избрал свой собственный алгоритм. Что лучше, что хуже, судить трудно, проблемы физиологического характера, причем нешуточные, были у обоих. Принципиально отличались и составы декомпрессионных смесей. Здесь тоже однозначного приоритета не определить.

Еще и еще раз убеждаешься, что погружение за рекордом и погружение в обычном техническом режиме - это две большие разницы. Я иногда сравниваю занятие дайвингом с движением по широкому многорядному шоссе, где достаточно соблюдать нехитрые правила движения, поглядывать на придорожные указатели, и все будет в порядке. Влезая в область технического дайвинга, вы «съезжаете» на проселочную дорогу с ее рытвинами и колдобинами, но все же с явно видимыми обочиной и кюветом. Дальнейшее увеличение глубины погружения сужает вашу дорогу до состояния тропы, по которой вы продолжаете свой путь, стараясь не оступиться на скользких участках и не споткнуться на бревнышке через горный ручей. Вы все еще не добрались до цели своего путешествия? Может, пора остановиться?! Двигаясь дальше, вы рано или поздно окажетесь перед болотистой равниной, тропы уже практически не видно, есть только общее направление. И тут уже только вам выбирать, на какую кочку поставить ногу, а под какой вас ждет трясина. Поздравляю, вы на правильном пути к рекорду!

ВЫВОДЫ

1 При планировании рекордных погружений индивидуальный подход, основанный на личном опыте и специфических особенностях конкретного организма, может значить гораздо больше, чем просто строгое следование общепризнанным правилам. Такие термины, как «стандарты», «предельные значения» и т. п. в данном диапазоне теряют смысл. Здесь всегда правит «беспредел».

2 Учитывая принципиально различные подходы к проведению режима декомпрессии (самого ответственного этапа погружения), приведшие тем не менее к положительному результату в обоих рекордных погружениях, смею сделать два предположения. Во-первых, оптимальных режимов сверхглубоководных погружений, пригодных для любого среднестатистического дайвера, нет и в ближайшее время не предвидится. Во-вторых, возможности человеческого организма оказались несколько большими, чем можно было бы предположить, а значит, рекордная планка еще будет подниматься, и не раз.

3 Следует четко отдавать себе отчет, что если человек идет на рекорд, то его цель - именно рекорд. И все должно быть поставлено на достижение этой цели. Заявление Марка Элиота о том, что он «не стремился к побитию рекорда, а лишь пытался оптимизировать стандарты безопасности», я расцениваю как изящное кокетство перед публикой. Да, он отрабатывал безопасные режимы, но лично под себя и исключительно для своего следующего рывка в глубину. Уверен, мы еще об этом услышим.

Когда мы говорим о рекордных погружениях, следует понимать, что успех (а цена успеха -жизнь) зависит от огромного количества объективных и субъективных факторов, полностью оценить влияние которых просто не представляется возможным. Они постоянно складываются в замысловатую мозаику, рассыпаются как в детском калейдоскопе и снова складываются в совершенно новую картину. Их взаимное влияние не укладывается ни в один алгоритм и оценено может быть лишь где-то на уровне инстинкта или, точнее, интуиции. А она вырабатывается только на основе богатого жизненного опыта.

Любое рекордное погружение - это «русская рулетка». Чем меньше опыт и осознание ситуации, тем больше боевых патронов в вашем револьвере. И хотя барабан вы раскручиваете сами, останавливает его все равно судьба...

Когда верстался номер, Марк Элиот прислал в редакцию рассказ о своем рекордном погружении. Мы опубликуем его в следующем номере.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования